Алекс Трудлер

Алекс Трудлер

Четвёртое измерение № 34 (490) от 1 декабря 2019 г.

Подборка: Под маской хвастуна и баламута

Феофан

 

феофан брёл по дороге пока не увидел камень

камень был самый обычный с надписью на иврите

направо пойдёшь по дороге ведущей к храму

налево пойдёшь там встретится обольститель

он расскажет про землю текущую молоком и мёдом

он расскажет про небеса в алмазных копях

про то что ты избран повелевать народом

живущим то ли в азии то ли в европе

 

читал феофан обрастая мыслями как репейник

и звуки флейты играли от камня слева

чередуя ритмы пройденных поколений

с нелинейной функцией подогрева

справа от камня роились немые птицы

тишина обрастала пепельными ушами

проступали воспоминания чтобы свиться

и клубком перекатываться за чудесами

 

и о чём он думал какое принял решенье

не понятно было тому кто стоял за камнем

феофан же пришёл чтобы нести на шее

и приводить в порядок рисунок давний

впрочем и это тоже сущая ересь

ну какой из феофана пророк скажите

если он давно живёт как медведь в пещере

и не понимает написанного на иврите

 

На дне реки

 

на дне реки водились кости рыб

их автор простудился и охрип

и пропустил ответы на вопросы

под толщиной всезнающих очков

раскрылся подозрительный улов

с густым и поэтическим начёсом

 

вода была прозрачна и горька

кивали на слепого червяка

то удочка то общее смятенье

привычного течения вещей

простых в чeрезвычайности своей

и виноватых в нашем запустенье

 

что новый день и год и два и три

ты с кареглазым мальчиком внутри

пересекаешь встречу быстрым взглядом

бежит река вздыхая почему

а ты идёшь по руслу как в тюрьму

прощая удивительное рядом

 

Сказочка

 

жухлые подсолнухи вырванное ухо

небо сервировано в крохотных лотках

продавцы неброские собирались с духом

вытолкать прохожих на чумацкий шлях

 

выдумать не выдумать пареная репка

бабка дедка внучка жучка хитрый кот

мышкой обернётся и ухватит крепко

а на самом деле всё наоборот

 

ах ты срань господня ледяная гордость

где-то проще кажешься где-то остряком

нас водила молодость по кровавым горкам

а потом оставила гнить за тюфяком

 

пробу снять заветную с проходным билетом

плыть по речке-матушке тридесятый круг

над страной колышется по полгода лето

вот такая сказочка мой любезный друг

 

В декабре

 

в декабре как обычно все кошки серы

можно до бесконечности приводить примеры

все собаки ближайшую лужу отыщут

все дороги ведут лишь слепых или нищих

все карманы полны муравьиного корма

все мужчины в восторге от жёсткого порно

все ступени избиты словами из песни

все строители всё забывают хоть тресни

все старухи тебя непременно обсудят

все моря подаются в холодной посуде

все друзья это зомби из фильмов о карле

где они по-дурацки от жизни отстали

бесконечны примеры кошачьего транса

в декабре оставаться смертельно опасно

 

Морское

 

Горизонт вцепился в рыбий плавник,

окаянна хватка его.

Ты трусливо думаешь, что – кирдык!

Неразумное существо!

 

А направо – крик, и налево – стон.

Здесь хороших не жди вестей.

Не щадят ликующий Посейдон

и встречающий Моисей.

 

Колобродит море, грубит и рвёт,

а потом вдруг сдаёт назад.

Оно словно бросает канат за борт,

и спасает тебя канат.

 

как небо

 

как небо густеет в плену под окном

горячие яблоки сыплются в дом

и хочется жить подставляя бока

под солнечный парус дождя-рыбака

на стёклах туман и рябые стручки

застряли в протянутых венах руки

коварная память соврёт на бегу

узлы на удачу а сон в курагу

 

и плюшевый плед словно плющ на стене

и яблочный джем по колено в огне

и бьёт из брандспойта тугая струя

и пламя стихает как амударья

и небо выходит из плена окна

и произрастает в лохмотьях сукна

и хочется жить невзирая на вонь

беззвучье хлопка зажимая в ладонь

 

В погоне за сном

 

Ты ищешь чей-то сон, от синяков

до немоты отлёживая руку,

преследуешь подделки чудаков,

не веря пробудившемуся звуку.

 

Там – свет. Там – тьма в пижаме тишины.

И дышится так мирно и упрямо,

что старится предчувствие войны

за уходящей вверх цветочной гаммой.*

 

А наверху ты обретаешь сон,

как кур в ощип в твои попавший сети.

И ты блажишь, что путь благославлён,

и крепко засыпаешь на рассвете.

_____

*Цева адом – красный цвет (иврит) —

израильская система оповещения о падениях ракет (сирена).

 

Под маской хвастуна и баламута

 

Упал на бездорожье робкий свет,

лес замер перед выходом на праздник.

Ты пропадаешь, как природовед,

и радуешься, словно первоклассник.

 

Шуршит листва под ветроградный гнёт,

замшелый дух сбежавшего уюта

ночной покой невидимо крадёт

под маской хвастуна и баламута.

 

Движенье – по цепочке от бедра

за полногрудой осенью к постели.

Пора идти, прекрасная пора!

Пока на юг скворцы не улетели.

 

Пока тверда походка и прочна

в лесной цветок врастающая завязь,

к нам осень развернётся, как весна,

о мимолётном снежно улыбаясь.