Александр Габриэль

Александр Габриэль

В тектонике живых шестидесятых 
надежды не нуждались в адресатах 
под дружный хор соседей и друзей... 
Гагарин дверь открыл безмерным далям, 
рубились на мечах Ботвинник с Талем, 
ревел Политехнический музей. 
  
Мы бегали по стройкам да по клумбам. 
Америку оставили Колумбам, 
играли в Чингачгука, в Виннету... 
И, веря в неосознанное чудо, 
мы различали в каждом дне покуда 
не девушек, а яблони в цвету. 
  
Народ был прост, без лишних фанаберий; 
не воздавалось каждому по вере. 
Гудок завода, шепоток струны... 
Евреев не любили. Впрочем, это 
почти любого времени примета. 
Как, впрочем, и почти любой страны. 
  
Шкворчала незатейливая пища, 
на класс глядела Маркса бородища, 
а дом родной был тесен, словно клеть. 
Он был открыт и смеху, и простуде, 
и старились вблизи родные люди, 
которым лучше б вовсе не стареть. 
  
И, жив едва в вождистской ахинее, 
плыл воздух... Он закончится позднее; 
быстрее, чем возможности рубля. 
Зато, не зная здравиц и приказа, 
жила любовь. Трагична, большеглаза... 
Доронина. Плющиха. Тополя.


Популярные стихи

Юрий Кузнецов
Юрий Кузнецов «На краю»
Уильям Батлер Йейтс
Уильям Батлер Йейтс «Когда ты состаришься»
Маргарита Агашина
Маргарита Агашина «Ах вы, ребята, ребята...»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Я не помню тебя, извини!...»