Александр Левченко

Александр Левченко

Четвёртое измерение № 23 (587) от 11 августа 2022 года

Подборка: Медитация

* * *

 

Медитация – это чудо:

Могучим усилием воли

выпитую рюмку

я превращаю внутри в поллитру,

и с улыбкой довольной и хитрой,

под столом в нирване валяюсь.

А жена лишь моргает растерянно.

 

* * *

 

Апрельское тёплое солнышко

снег последний растопит

и все до одного

члены тела согреет.

Настежь окно распахну

и водки от радости выпью,

в пятитысячный раз

супруге в любви признаюсь.

Похоже, и вправду весна наступила...

 

* * *

 

Летняя ночь, мир и покой над деревней.

Где-то калитка стукнула,

вполголоса лает собака.

Нежный запах черёмухи в воздухе,

девки поют вдалеке.

Напильником подправляя топор,

сижу на крылечке с двухтомником Ницше.

В тихие летние ночи так хорошо

размышлять...

 

* * *

 

Величия и красоты души поэта

людям не постичь,

их взгляд поверхностный

проникнуть в сердце не умеет.

Судьба поэта – быть непонятым...

Вот так и за моей наружностью дебильной

таится множество незаурядных мыслей.

 

* * *

 

«Все вокруг – говно!» –

сказал мне мрачный философ.

Да это как же – «говно»?..

Я огляделся растерянно:

День чудесный весенний,

Птички щебечут, пиво в киосках,

быстрозадые девки мелькают.

радуя взор...

И я ответил философу убеждённо:

«Это сам ты – говно».

 

* * *

 

Светлая ночь... На крыльцо выхожу,

аура надо мной неброско сияет,

«Харе Кришна» вполголоса напеваю,

духовности моей высокой радуюсь.

Но в полутьме на грабли ступил,

в третий глаз мой палка ударила…

Долго кричал с крыльца гадости всякие,

припомнившиеся вдруг во множестве.

 

* * *

 

Зачем нужны слова,

когда яблоня цветом покрылась,

когда солнце играет на гранях стакана,

когда буря весенних чувств

из груди вырвет сердце,

но залечит рану бальзамом

или портвейном.

Зачем нужны слова –

Их уже и двух не связать....

 

В городе

 

Таинственная девушка с третьим глазом на лбу

остановила меня,

предложив познать духовные глубины Кама-Сутры.

Юная пара представилась

шведской семьёю неполной. Предлагая заполнить пробел,

в ЗАГС позвала.

Загадочный мужик с накрашенными

губами подмигнул игриво,

за задницу щипнул...

Как много на свете хорошего,

интересного,

неизведанного...

Но, валенки себе купив и грабли новые,

Жене и ребёнку конфет в гостинец,

С грустью в деревню домой возвращаюсь.

 

* * *

 

На лавке сидел я,

терзаемый похмельем и безденежьем,

и размышлял о скуке бытия,

и об отсутствии всего чудесного,

Но проходивший мимо милиционер

окинул меня взглядом строгим,

вздохнул о чём-то,

и из кобуры чекушку и стаканчик вынул.

А мне казалось – нет чудес на свете...

 

* * *

 

– Молодой человек!.. – сегодня

ко мне обратились в трамвае.

Это ж надо – я – молодой...

Расскажу супруге об этом.

Будут рады жена и дети –

молодым посчитали папу!

А что человеком назвали,

не скажу – всё равно не поверят.

 

* * *

 

«Да, красота обладает невероятною силой» –

думал я, наблюдая,

как жена мясорубку вращает.

 

К 8-му марта

 

Любимая! Я достал бы с неба звезду,

но это лишь в песнях возможно...

Во имя твоё я небо готов покорить,

но крыльями лишь в стихах обладаю...

Я поэт, но земной и обычный...

И за здоровье твоё

будет запой мой ближайший!

 

* * *

 

К людям простым я на улицу вышел –

умный, красивый и добрый.

«Ах, как наша жизнь хороша!» –

я громко и весело крикнул.

И люди, дела свои побросав,

ко мне отовсюду сбежались,

и били меня инструментом рабочим,

от удовольствия щурясь.

 

* * *

 

Замок хрустальный у синего моря,

мраморный берег, певчие птицы,

и я – в костюме белом и трезвый,

в руке бокал с лимонадом прохладным…

 

Я с треском лицо оторвал от пола,

приклеенное портвейном липким,

и, оглядевшись, вздохнул с облегченьем –

сон неприятный всего лишь приснился!