Алексей Чернец

Алексей Чернец

Четвёртое измерение № 25 (517) от 1 сентября 2020 г.

Подборка: Картошка в сентябре

* * *

 

Трёхэтажка, в небе облачка.

Два интеллигентных старичка –

Чем ещё заняться старикам? –

Обсуждают выброшенный хлам.

 

Спорят – что тут спорить, чёрт возьми!

Кто-то жил да помер – увезли,

И ладонь над прожитым добром

Отсекает прошлое ребром.

 

Я и сам отнюдь не юных лет,

Ничего такого в жизни нет.

Небо в звёздах – как оно черно!..

Скажем так: почти что ничего.

 

2020

 

Холера

 

«Пойдём за коровой», – позвал меня дед,

А было мне лет...

А было мне меньше, чем дочке моей.

«Пойдём же скорей!»

 

Прошли за село, обошли косогор

И справа, и слева.

«Корова-то где?» – И ответил мне дед,

Мол, знает холера.

 

«Пойдём же расспросим!» – твердил я ему.

Он сплюнул в траву

С досады – сутулый, усталый, больной...

«Пошли-ка домой».

 

До дому – молчком, будто наш разговор

Увёл тот же вор,

Но радость нежданная мышкою шасть:

Корова нашлась!

 

На радостях я не сказал никому –

Ни тётке, ни бабке,

Что стали загадкой не мне одному

Холерьи повадки.

 

2020

 

* * *

 

Читая новости, а впрочем, не читая,

Гляжу и думаю: зачем я, на черта я,

Нет, правильнее всё-таки «на чёрта» –

Я мыслю чётко.

 

Я мыслю, типа существую, вот не сломлен!

Как в электричке в детстве – помнишь, как? – «не слон я»,

Густой настой мочи и креозота,

Катись, босота,

 

По ткани быта полосатее пижамы,

По повседневности величия державы.

Здесь пафос героический по теме

Бесплотной тенью.

 

Теперь о том, что всем им лишь того и надо –

Вначале пишем «жизнь», в конце рифмуем «ада».

Мы видим: рефлексировать безбожно

Совсем не сложно.

 

2019

 

* * *

 

Стих костёр, умолкли песни,

Не взметнут копыта пыль.

Отрубился Элвис Пресли –

Древнерусский богатырь.

 

Вырубается округа,

И доносится в момент

До заветного ютуба

Каждый лакомый фрагмент.

 

И пришли святой Иосиф

И Владимир-триедин,

Будят Элвиса и просят:

Пробудись – и победим.

 

Хоть лупи его аршином –

Не уступит ни на пядь,

Словно весь насквозь фальшив он,

И бормочет – не понять.

 

На невнятное беливми

Триединый тьфу в ответ,

А другой – в табачном дыме –

Всё кивает: веры нет.

 

Миг – и видимое канет.

Хлоп! – сомкнутся близь и даль.

Забирай на память память –

Вечно лишнюю деталь.

 

И ни севера, ни юга –

Просто я и просто ты.

 

И ревёт белугой вьюга,

Что не терпит пустоты.

 

2020

 

* * *

 

Картошка в сентябре, год девяносто первый.

Глобальных перемен крутился маховик,

Да чёрт бы их подрал – все ваши перемены!

Собрал – сиди и жди отставших остальных.

 

Два «пазика» стоят, готовые к отправке,

К обочине склонясь раскрытыми дверьми,

Неспешный говорок, из термоса остатки,

Да чьи-то два мальца всё бегали одни.

 

И старший вдруг рванул меж «пазиков» на трассу,

И вмиг был насмерть сбит – под боком, прямо тут.

Скажите тем двоим, что, мол, дитя без глазу,

Что всех бы лихачей... нет, вон уже бегут.

 

А день-то был какой... В своей чудесной сини

От злых напастей всех нас, Господи, спаси! –

Так мать, отец и брат, наверное, просили

Когда-нибудь потом, когда достанет сил.

 

И не было войны, война была когда-то!

Про точечный удар не ведали ещё.

И как бы ни при чём, стоим, не виноваты,

Ссутулившись, дымим, теснясь к плечу плечом.

 

2020

 

* * *

 

Ни пробок на трассах, ни в школах уроков,

Ни взлётных полос, ни вагонных колёс.

Мы будем в проёмы зияющих окон

Смотреть и не видеть, и жалко до слёз,

 

Что вот не срослось по процентам и квотам,

Нам выпало время и дуба дало.

Мы видим в проёмах зияющих окон

Звездатый рекорд на небесном табло.

 

Как всходят светила, сметая друг друга,

Всё ярче горя, всё сгорая быстрей,

Как яростно гонит пургу калиюга,

Как злобно тоскует по вечной весне!

 

Кто нас обезличил – спасибо кому бы –

Глаза иссушил и в неверье помог.

Равны как один до последней минуты,

Мы смотрим в проёмы зияющих ок...

 

2018

 

* * *

 

Памяти моей сестры Татьяны Шуньковой

 

Выпить воды – полегчает, и в путь.

Тихо в деревне.

Ей бы на поезд поспеть как-нибудь –

До отправленья.

 

Знал: не поспеет в последний момент,

В скрипах вагонных,

В шуме, в мельканье почудится мне

Тень у платформы.

 

Пульсом стучало у сна на краю:

«Надо помочь ей!»

В зиму таращусь и жадно курю,

Встав среди ночи.

 

Память подкинет дрожание губ,

Боль и усталость,

Силы отнявший смертельный недуг –

Сил не осталось.

 

Свечку зажги да молитву прочти –

Дело-то плёво!

Сроду ни Бога, ни чёрта не чтил

Брат непутёвый.

 

Горлышком в горло вбиваю вискарь,

Словно итожа:

Память – не сахар, душа – не сухарь,

Господи Боже!

 

2017

 

* * *

 

Вероятно, братьям Люмьер

 

Синема ты моя, синема...

Был я слишком доверчивый, что ли,

Ты меня поджидала не в школе,

Позвала, а потом завела

Эту вечную песню простую,

И теперь я, как мальчик, тоскую –

Седина, семена, все дела.

 

Синема ты моя, синема!

Кабы жизнь обернулась наброском,

Я бы сделался снова подростком,

На заборах писал бы слова.

 

Подростковые хрупкие чувства

Переплавил в такое искусство,

Чтобы раз навсегда, чтоб сполна

Все её выкрутасы и цацки

Возместить не по-детски – по-царски!

 

Где то время и где та страна,

Синема ты моя, синема...

 

2019

 

Катастрофное

 

1

 

Я реальный чувак, приходи, не обижу.

Проживём, блокани меня ядерный гриб!

Есть огонь, древо жизни – садись-ка поближе,

Попытайся, прочувствуй, во что я тут влип.

 

Я чертил эти смайлики, скобочки скалил,

Из пещерной строки возгорелся коннект.

Это сердце моё бьётся песней наскальной,

Зацени-затащись – в ней чего только нет!

 

Там такие просторы – от вопля «фигассе»,

Там вершины и бездны – отпад и улёт.

А ещё видел сон о каком-то пегасе –

Я проснулся и понял, что это моё.

 

Хочешь есть? Глянь, валялось чего-то такого.

Пить – вон снегу в бадью на огонь, а затем

Трендь сюды: в этих знаках скрывается Слово,

Словно мамонт на ужин в своей мерзлоте.

 

2

 

Не теперь вспоминать – это вредно для пользы.

Суток доброе время пришлось на побег.

Всё, что в сердце хранил... Слышишь, сердце, закройся!

Что запомнил за миг – не забудешь вовек.

 

По местам! Вместе с нами – поэт Арутюнов.

У него сотни книг и стихов 100500.

Он не ест и не пьёт, хоть и ломятся трюмы,

И не спит – он грядущему смотрит в лицо.

 

Без конца умываются дети и кошки,

На носу гидропонный культурный проект.

Вдруг звонок, но не то чтоб тревога-тревожка:

Снова пальму подпиливал Артис-поэт.

 

Скажут: как же, а что же, а где же другие –

Ну, там, врач, бизнесмен, зоотехник с куста?

Здесь не место для спора, мои дорогие,

А не то – карантин. Живо все по местам!

 

Эту временность мер – выживанья основу –

Каждый должен вкурить, испытав на себе...

 

Всё летит и летит межпланетник суровый

В старой-старой фантастике к юной земле.

 

2019–2020

 

* * *

 

Я требую – а требовать с кого?

Все, кто под Богом – сделались под боком.

Ах, маска, знаю Вас, шо маст го он –

Абсурдный карнавал под злющим оком.

 

Где, соглашаясь, Вы сказали да –

Что априори жизнь – игра абсурда,

Что все мы, все когда-нибудь, когда...

(перчатки взмах) куда-нибудь отсюда,

 

Где вечная любовь и благодать –

Сорвав комбинезон, в объятья ринусь...

 

Читаю чёрт-те что, и наплевать

Тому, кого накрыл проклятый вирус.

 

2020

 

* * *

 

Крепче думай о смысле жизни,

Раз уж имя её – облом.

Поскользнулся, упал – лежи се

Между ёлочкой и столом.

 

Нынче в смыслы никто не верит,

Миром правит адреналин.

В прошлой жизни был понедельник,

Но дорога тянула в Рим.

 

Так, бывало, пройдёшь, глазея,

Вдоль сверкающих колесниц,

Вкруг с иголочки колизея,

Увлечённый полётом птиц.

 

Навернёшься среди развалин

В неотвязное: «Что за чёрт!»

 

В понедельник, тебе сказали,

Приходи, а у нас – учёт.

 

2019

 

* * *

 

Как апрель рифмовался с капелью,

Так теперь не канает капель.

Можно пандус назвать аппарелью,

Сапропель подмешать в акварель.

 

Нарисуй, как ушёл я, небритый,

Перезрелой фантазии плод,

А какой-нибудь спутник с орбиты

Отследил этот вечный уход.

 

Я ушёл, вынося параллельно –

Богу свечку, чертям кочергу.

Не забудь мамин крестик нательный –

Ты рисуй, не спеши, не сбегу.

 

Я за хлебом отправился, что ли,

В бездорожье апрельском увяз,

Или в детстве очухавшись в школе,

Не пошёл в институт на иняз.

 

А захочешь – вот лето, вот осень –

Вечный хаос – всего лишь каприз.

Я ушёл, раздражённо отбросив

Свой заношенный вдрызг организм,

 

Пронестись налегке вящим духом,

Возвратиться в незапертый дом.

 

Знай рисуй всё как есть – не по слухам

В страшный миг сотворения до.

 

2019