Анатолий Нестеров

Анатолий Нестеров

Четвёртое измерение № 35 (527) от 11 декабря 2020 г.

Подборка: Бывают такие минуты…

* * *

 

Бывают такие минуты,

сомненья души теребя,

что счастье никак не минует –

догонит, обнимет тебя.

 

И ждёшь, погружаясь в надежды,

не веришь, что будешь забыт.

Ах, как же мы в юности прежде

смеялись... смеялись навзрыд.

 

* * *

 

Малыш

примеряет шляпу отца

Девочка

примеряет банты.

Женщина

примеряет серьги.

А сирота

примеряет на всех прохожих

своих родителей –

мать

и

отца.

 

* * *

 

На Васильевский остров

я приду умирать.

И. Бродский

 

Настроенье скотское

ощущаю остро.

По совету Бродского

отыщу я остров.

 

Пусть он не Васильевский,

заурядный просто.

Только обессиленным

приползу на остров.

 

Позабыв сомнения,

(тишина повсюду)

поддержу я гения –

умирать здесь буду.

 

Здесь спокойно, верьте!

Мне нашепчет вечер,

что бессмертье смерти

бродит с нами вечно.

 

* * *

 

Мчат года неумолимо –

и напоминают вновь:

всё проходит... неделимы

жизнь, надежда и любовь.

 

Догорают в хороводе

листья октября.

Всё проходит, всё проходит,

всё проходит... для тебя.

 

Не проходит только мимо

о годах ушедших боль.

Всё проходит... неделимы

жизнь, надежда и любовь.

 

Первый снег и в небе солнце,

и года, и дни, и миг –

всё на свете остаётся,

остаётся для других.

 

Остаётся, слава Богу!

И к другим вернутся вновь

и печали, и тревоги,

жизнь, надежда и любовь.

 

* * *

 

Кучевые опять облака

опустились за дальние ели,

уплывая бессмертно в века,

а века не пришли, не созрели.

 

Голубая бездонная блажь

манит птиц и убийц на потребу.

Наша жизнь – это только мираж –

грусть земли и надежда на небо...

 

* * *

 

И что тревожило когда-то,

и что надеждою влекло –

осколком раненой утраты

предательски на миг вошло.

 

Куда-то в прошлое заносит,

которое забыть пора.

...Из памяти своей занозы

теперь не в силах я убрать.

 

* * *

 

Небольшое село Колодезное

вырастает из детства снова.

Там мечтает журавль колодезный

 в журавля превратится живого.

 

По ночам, когда лай окаянный,

когда филин ухает грозно,

всё он шею свою деревянную

тянет в небо, навстречу звёздам.

 

* * *

 

Иногда вдруг пронзит порою:

признаём пораженья свои...

Как случилось с тобой, со мною –

мы несчастные дети любви...

 

И не в силах помочь я словами,

и бессильны молитвы твои,

и преследует нас временами

тень несбывшейся нашей любви...

 

* * *

 

В обойме памяти моей,

порой всплывают по ночам,

грустя о чём-то, радость дней

и радостно смеясь, печаль.

 

Всё перепуталось сейчас

в калейдоскопе жизни той.

И лишь один утраты час

парит, как коршун, надо мной.

 

* * *

 

В нашей жизни есть такая сила:

даже сам не веришь – только вдруг

ты уносишься туда, где «было»,

где вращает дни незримый круг.

 

Невозможно жить нам друг без друга,

но не предсказуемы пути.

Всё хочу сойти с того я круга,

всё хочу, но не могу сойти.

 

Ничего нельзя переиначить

и бессилен я перед судьбой.

...Прошлое собакою бродячей

тянется назойливо за мной.

 

Слово

 

От правды весомое слово

не просто по жизни нести...

Как в чаще, запутавшись словно,

растерян – и сбился с пути!

 

И вдруг ненадёжные вести

казались признаньем почти.

А мнимое слово от лести

легко и продажно нести.

 

Слова все настолько ничтожны,

всё стало настолько игрой...

...А ночью над ними тревожно

смеётся бессмертье порой.

 

В гостях у Слуцкого

 

Он – мэтр! Он – брюзжит!

Он не доволен! Хмурит брови!

Мою расспрашивая жизнь,

вдруг сам меня на полуслове

внезапно важно оборвёт

и что-то веское добавит.

Прощаясь, скажет:

– Жизнь идёт!

А жизнь, поверь, дороже славы.

Но я ему, какой осёл,

совсем ни капельки не верил,

я думал: слава – это всё!

...Скрипя за мной, смеялись двери.

 

* * *

 

В солнцебоком мае собирают мёд...

Не будите утром, может быть, я мёртв.

 

Осень наступила. Дворник листья смёл.

Не будите утром, может быть, я мёртв.

 

И зелёным летом – я транжир и мот –

не будите утром, может быть, я мёртв.

 

Разбудите утром звонкою зимой,

чтобы снег вращался буйно надо мной.

Чтоб звенела, выла, плакала метель

от моих печалей, от моих потерь.

 

* * *

 

Мужчине надо душу отвести

и он уходит к женщине другой –

к случайной и полу-чужой.

Мужчине надо душу отвести.

 

Мужчина душу отведёт...

Всё в мире мимолётно, зыбко.

Потом в который раз поймёт:

и эта женщина – ошибка.

 

Потом вдруг вспомнит, что забыл:

могло же быть совсем иначе,

но в молодости упустил

ту женщину – свою Удачу!

 

Мужчине надо душу отвести,

забыть ухабы и ушибы.

Ещё не скоро до конца пути...

Вся жизнь – сплошная цепь ошибок.

 

* * *

 

Пора переживаний...

Пора перешиваний

надежд забытых

в новые надежды...

Пришла пора,

пора пера.

Забудем то,

что было прежде,

что не сбылось вчера.

Пришла пора –

а смену листьям

снежинок дружное паренье.

На смену старым чувствам,

мыслям

другие чувства

и броженья.

По нашим венам

век течёт,

он на крови

замешан дедов.

Но разве

прошлое не в счёт?

Всё в счёт,

что в мире этом.

Все в счёт –

и первый, и последний,

уснувшие

в тридцать седьмом...

И не пройдёт ничто бесследно...

...Но всё пройдёт

и мы пройдём...