Анатолий Нестеров

Анатолий Нестеров

Четвёртое измерение № 7 (571) от 1 марта 2022 года

Подборка: Остаётся несказанным много

* * *

 

Остаётся несказанным много,

слишком быстро проносится жизнь.

А в начале – одна лишь дорога

без печали, предательства, лжи.

 

Юность прожита так бестолково:

в глупых спорах, в наивности слов.

И совсем не за каждое слово

я сегодня ответить готов.

 

И поэтому мне в назиданье,

что растратил я годы, спеша:

…Между словом и гордым молчаньем

неразумная бродит душа.

 

Озноб

 

Мелькнула жизнь,

как первая звезда.

От правды, лжи

нет даже и следа.

 

В ознобе грусть

маячит вновь вдали.

Со мною – пусть!

Озноб любой любви.

 

Озноб мечты...

Надежд... А мы с тобой,

как ни крути,

наказаны судьбой.

 

Удача

 

Остались в юности порывы,

когда рвались мы напролом,

и верили, что нас, счастливых,

удача спрячет под крылом...

 

Но оказалось всё иначе,

я думал – вот она, со мной...

Смеялась надо мной удача

и обходила стороной.

 

Она металась, как шальная

и таяла, как первый снег.

Бежал за ней, не догоняя,

и верил в призрачный успех.

 

Проездом...

 

Владивосток!

Владей восторг,

моей душой,

моим приездом.

Владивосторг!

Прими, Восток,

моих друзей приветы.

 

Когда увозят поезда,

мы тянем в будущее руки.

И всё же в чём-то города

похожи друг на друга.

 

Владивосторженно смотрю

на чудный Владигород.

И волны бьются в жизнь мою,

захлёстывая горе.

 

Владивосток!

Суровый, гордый,

я – гость,

но мы – друзья.

Прости,

что есть на свете город,

в котором затерялся я...

 

* * *

 

В эти летние синие ночи

вспомнить прошлое я не прочь.

Ненасытные дни всё короче,

я забуду о них в эту ночь.

 

Я забуду о том, что когда-то

так не верилось глупому мне:

все мечты безнадёжно распяты –

надо мною смеются во сне.

 

И теперь ничего мне не надо,

обезумели наши мечты...

Но надрывно в плену листопада

рвутся к жизни с надеждой листы.

 

* * *

 

Я раньше любил поезда,

хотелось мне ехать и мчаться...

Но что-то сегодня года

спугнули понятие счастья.

 

Мы пленники юности дней,

обманчиво жизни начало.

И преданных лучших друзей

украли навечно вокзалы...

 

* * *

 

Надёжней смерти в жизни нет,

пожалуй, ничего на свете.

Обманет самый первый снег

и, налетев, пошутит ветер.

 

Мечта, попавшая в капкан,

мелькнёт опять звездой падучей.

Влюблённость первая – обман,

да и последняя не лучше.

 

И все печали, грусти, смех,

коснувшись, унесутся мимо...

Лишь поступью победной смерть

идёт ко всем неумолимо.

 

* * *

 

Это было, было всё когда-то...

Время лживо: то летит, а то ползёт.

Я не думал – в будущем расплата

мне предъявит позабытый счёт.

 

 Засмеётся над моим участьем,

 пронесётся пулей у виска.

 …Заблудилось в этой жизни счастье.

 Осень. Ветер злится. Дождь. Тоска.

 

Белый танец

 

Белый танец, танец белый,

парень с девушкой кружит.

И стою я оробело,

и никто не пригласит.

 

Некрасивый и ушастый,

я один стою в толпе.

Танцевать хочу ужасно

и мне так не по себе.

 

Белый танец, танец белый… 

Это, кажется всерьёз.

Потому и оробел я,

и обидно мне до слёз,

 

что никто не приглашает,

я растерянный, смешной… 

Рядом счастье проплывает,

насмехаясь надо мной.

 

Снегом времени заносит

жизнь, те юные года.

Но сидит во мне занозой

белый танец навсегда.

 

Первый снег

 

И первый снег летит, капризный,

своею удалью кичась.

Я никогда не видел в жизни

такого хамства, как сейчас.

 

Снег налетел, как коршун, рьяно,

всё норовит меня задеть.

Как хулиган – задира пьяный

не хочет мимо пролететь.

 

Он наглый, дерзкий, бесшабашный,

ему под силу взять меня

и унести в тот день, вчерашний,

где юность прячется моя...

 

* * *

 

Совсем не золото молчанье.

Как говорить себя заставить,

когда врывается отчаянье –

не в силах в строчки переплавить

свои надежды и тревоги?

И вот ты на распутье вроде –

по неизведанной дороге

моё –

несказанным уходит.

Я вслед пытался –

из гортани

летело непонятно,

дерзко.

Что ранее звалось словами,

теперь –

всего лишь лепет детский.

За что такая кара?

Снова

молчу и днями, и ночами,

и не дано найти мне слово,

чтоб заглушить своё молчанье.

 

* * *

 

Любовь не ищут

на улице,

в ресторанах,

на корпоративных

вечерах,

в купе поезда

и даже в постели.

Любовь ищут

только в глазах...

 

* * *

 

Дни, словно птицы, вдаль летят...

И в жизненном дыму угарном

я, как законченный лентяй,

их разбазаривал бездарно.

 

Всё было: грустно и смешно.

Не изменить судьбу, поверьте.

Играю в карты...  Пью вино...

Наивно думаю: нет смерти. 

 

* * *

 

Казалось, что тянутся годы,

а мы их транжирить вольны.

Но наши давно пароходы

уплыли под стоны волны.

 

И те поезда, что нас мчали,

теперь невозможно найти.

Давно износились, устали,

стоят на ненужном пути.

 

Надеждам ушедшим в угоду

я ночью c тоской иногда

всё слышу: гудят пароходы

и наши свистят поезда.