Андрей Галамага

Андрей Галамага

Москвою снова правит листопад. 
Почти тысячелетие подряд 
Усталая листва под ветром сохнет. 
Пускай непритязателен, но храбр, – 
Берёт палитру с красками октябрь 
И сурик густо смешивает с охрой. 
  
День-два – и город тяжело узнать; 
Едва ли это можно оправдать 
Издержками сезанновского взгляда. 
Он был замысловат, лукавый галл, 
Но сам себе при этом он не лгал, 
И, стало быть, его винить не надо. 
  
Париж всегда был тайной под замком, 
И всё ж казалось, – нас туда пешком 
Вела географическая карта. 
Уж за семь лет с тобою как-нибудь 
Небрежно мы преодолели путь 
От Крымской набережной до Монмартра. 
  
Там тот же листопад во всей красе; 
Но все под дебаркадером д’Орсе 
Предпочитают черпать впечатленья. 
А я, набрёв на игроков в шары 
На пятачке у сада Тюильри, 
Был счастлив, как участник приключенья. 
  
Я смог припарковать «Рено» на спор 
У самой базилики Сакре-Кёр, 
Как будто выиграл пари на тыщу. 
Сведя на полушёпот разговор, 
Мы не спеша с тобой прошли в собор, 
Кощунственно не подавая нищим. 
  
Перед тобой рассеивалась тень; 
Степенно, со ступени на ступень 
Ты восходила, словно королева. 
И верилось, что мир – неразделим, 
И нас хранит Саровский Серафим, 
Как нас хранит святая Женевьева. 
  
Через три дня, на праздник Покрова, 
Нас будет ждать осенняя Москва, 
Дождливых улиц дрожь и ветер колкий. 
Но вновь Парижем станет воздух пьян, 
Когда с тобой нас позовёт Сезанн 
К Цветаевскому дому на Волхонке.


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Стасису Красаускасу»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «В темноте у окна»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Я убит подо Ржевом»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 21. Смерть и воин»
Юрий Левитанский
Юрий Левитанский «Были смерти, рожденья»