Андрей Крюков

Андрей Крюков

Веселие от грусти отличить 
Порой легко: вот кто-то первый грубо 
Примерится порок разоблачить 
И вдруг зевнёт сквозь стиснутые зубы. 
Нерв лицевой тотчас задев зевком, 
Он судорогой сморщит вдохновенный 
Рисунок губ и горестным кивком 
Вернуть спохватится прищур надменный. 
Но слабость проскользает мотыльком 
В мучительной улыбке Квазимодо, 
И те, кто не был раньше с ним знаком, 
Решат исполнить роль громоотвода, 
Чтоб разрядить условность тишины, 
И громко засмеются. Сожаленья 
В том смехе окружающим слышны, 
Хоть сам пример достоин одобренья. 
И как тут промолчать, когда альты 
Щекочут слух почище циркулярки, 
А там басов надрыв до хрипоты, 
Рожок почтовый, смертный крик пулярки, 
Вступает хор фальцетов. Каждый рад 
Достигнуть в остинато совершенства, 
Подняться длинной чередой преград 
И взять барьер над пропастью 
     блаженства. 
Манерность жестов спишем на размах, 
С которым маски воплощают роли: 
Тут Пан в слезах и корчах, Телемах 
И Олоферн с гримасой сладкой боли. 
Там Себастьян, не знающий стыда, 
Святая Анна с одичалым взором, 
Варавва в ожидании суда, 
В сединах, облюбованных позором. 
А сам виновник торжества за связь 
С грехом отмечен маской Попугая, 
Что он и демонстрирует, давясь 
И новые фонтаны извергая. 
…У грусти ж очертания теплей, 
Они не столь резки и безобразны. 
Грусть украшает лики королей, 
Их речи вески, позы куртуазны, 
Особенно под вечер. Но и там 
Не обошлось без нечисти: нагие, 
В шерсти и мокрых листьях, по кустам, 
Надсаживая животы тугие, 
Буянят пересмешники. В конце 
Их топчут кони грустного сатрапа, 
И тонет хохот в камне и свинце, 
Меж отголосков сумрачного храпа.


Популярные стихи

Николай Рубцов
Николай Рубцов «Журавли»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Позапрошлая песня»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Надо верными оставаться»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Встреча»
Иван Крылов
Иван Крылов «Чиж и Голубь»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Стансы»