Андрей Пустогаров

Андрей Пустогаров

На Шестнадцатой станции был шалман 
в середине трамвайного круга. 
Когда на море падал туман, 
для мужчин лучше не было друга. 
 
Там на столик без стульев ставили пиво 
и в него доливали водку. 
Если кто себя вёл крикливо, 
его сразу брали за глотку. 
 
А о чем толковали, поди теперь вызнай – 
я дитём был с памятью куцей. 
Но, наверно, они говорили о жизни 
после войн трёх и революций. 
 
И о том, что их время уплыло, 
и хоть скучно, зато спокойно 
доживать средь глубокого тыла – 
ни бомбёжки тебе, ни конвойных. 
 
А что дед вспоминал, я не знаю, 
запивая что-то компотом: 
как мальчишкой совсем в журавлиную стаю 
он с тачанки бил пулемётом? 
 
Или после, опять с пулемётом, 
на Дону прикрывал переправу, 
и с немецкого берега кто-то 
отстрелил три пальца на правой? 
 
И в трамвайном круге ль, овале 
моря шум нарастал постепенно 
и мальцу напоследок давали 
отхлебнуть пива белую пену.


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Я спокоен, я иду своей дорогой»
Валентин Гафт
Валентин Гафт «Грязь»
Афанасий Фет
Афанасий Фет «Не избегай; я не молю»