Анри Волохонский

Анри Волохонский

тузы: 
  
Червей 
  
Выносит герб мэр города Гоморра 
Черней души но ликом розовей 
Ползти на зов подземного амора 
По сердцу иерархии червей 
  
Пик 
  
Се, воздевая чрево на копьё 
И с ним печать как мемуар о Лоте, 
В косматый мех символ стыдливой плоти 
Нырнув главой смолу густую пьёт 
  
Треф 
  
Египетским епископством поддельным 
Скопец скорлупки сбросив, будто свят 
Сулит взлететь, и вот вспорхнул крылат 
И щит его блестит клеймом раздельным 
  
Бубен 
  
Кимвал над Вавилоном в вышине 
Багряный бубен пламенный парящий 
И флаг его сверкает в тишине 
И красный туз лежит в нём – бес – как 
     спящий 
  
король 
  
Благословенна призрачная власть 
Держава с желтым яхонтом Бульона 
Пусть сохранит оправой медальона 
Блестящих гнёзд повыпавшую сласть 
  
Как хорошо в наследственном венце 
В звездах многоконечного узора 
Ногами вверх – знак внутреннего взора, 
Поигрывать сапфиром Монпансье 
  
дама 
  
Всем сердцем ту, что за стеклом, любя 
Она глядит в кружок из гладкой ртути 
Светло её намеренье: по сути, 
Взыскать хоть часть не лучшую себя 
  
Светлеет небо, взоры холодней 
И вот под зелень щёк губой немного 
     синей 
Она румянит лоб трефовой половине 
Надменная висит бубновая над ней 
  
двойка 
  
О как мы далеки высоких сфер 
Нам слишком ярок этот блеск хрустальный 
Всегда однообразный и печальный 
Наш полумесяц холоден и сер 
  
Не надо нам ни злата ни даров 
Ни радостей ни черезмерно плача 
Не надо тоже нам – и пусть удача 
Не катит нам в суму своих шаров 
  
Нам дороги прохладные поля 
А за полями ровные дороги 
А одаль – редким рядом тополя 
  
Под ними вдалеке отряд немногий 
Пройдет ногами в облаке пыля 
Да шут когда заскочит одноногий 
  
тройка 
  
Едва лишь из ничтожества – и в храм 
Чуть вылезли из ямы – и к Астарте 
Запретный плод бежать делить в азарте 
Так на троих чтоб вышло пополам 
  
Из пены вышло это диво к нам 
Иль из-под снега что сверкает в марте 
И три сердечка на игральной карте 
Прикованы цепочками к ногам 
  
Когда вокруг могилы в трех шагах 
Подняв рога – Диана, но иная – 
Лежит в летучем золоте Даная – 
  
Как никогда прекрасна и нага 
Ее великолепная нога – 
Все трое мнят, что то` дана она им 
  
семёрка 
  
Разбита колба. Выпал из стекла 
И взвился вдруг почуя что свобода 
Мятущихся мышей летучий клан 
И залетал на свет что бьёт из свода 
  
Полупрозрачны серые крыла 
Несущие дитя заморской свинки 
Мелькнут с глазами круглые тела 
И голос их как звук высокой квинты 
  
Семь крыс едва сложивши короля 
Семь дыр в стеклянной яхте демократа 
Грызут найти сквозь днище корабля 
  
Свободы с блеском весом в полкарата 
Так манит их летучая крылата 
Что в небе киль, а всё поют: Земля! 
  
восьмёрка 
  
Злых бабочек чьи черви лижут мед 
Как лисенята пьяны виноградом 
Слетелась туча и уселась рядом 
Гранатовый раскачивая плод 
  
Грозят селеньям теменью и гладом 
Они когда верша свой перелёт 
Глотают с неба падающий лёд 
Как Гарпии над Северной Элладой 
  
Как тело древа выпрямив суки 
Стоит в руинах башен город древний 
Задетый страшной поступью Руки 
  
Что бродит по народам рыбьим бреднем 
И по широким берегам реки 
Где восемь саламандр свернули гребни 
  
девятка 
  
Сегодня музыканты во дворце 
Коллегия танцует экосезы 
У званых в таковые диоцезы 
Стекает масть на призрачном лице 
  
По цвету губ их впрочем не узнать 
Их выдает лишь аромат помады 
То не вчера отмытые номады 
По триста лет иначе пахнет знать 
  
И так они толкутся и кружатся 
Жужжа как рой разнообразных птиц 
И радужное тулово со спиц 
  
Готово белоснежное сорваться 
Чтоб в зеркалах исчезнуть может быть 
А может и вернуться может статься 
  
десятка 
  
Уж взрослое младое поколенье 
Задвигалось и выползло на свет 
Оно скорей чем бесы прежних лет 
Исполнит века подлое веленье 
  
Невозмутим их глаз свинцовый блеск 
Темны движенья рук немногопалых 
И тяжких уст чугунные кораллы 
Жуют фаянс из пыли на асбест 
  
А стройная ватага незнакомок 
Мелькающая в ликах домино 
Пусть вечно пляшет невдали рекомых 
  
Что вечность перед тлением? – Оно 
Ей ради украшения дано 
Как меркнущее кружево фантому


Популярные стихи

Иннокентий Анненский
Иннокентий Анненский «Шарики детские»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Одной знакомой»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Теркин, Теркин, в самом деле...»
Анатолий Жигулин
Анатолий Жигулин «О Родина!»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Похоронный блюз»