Борис Суслович

Борис Суслович

Четвёртое измерение № 2 (566) от 11 января 2022 г.

Подборка: До предутренней звезды

Август

 

Здесь хвоей пахнет рослый клён,

Сосна – кленовою листвой,

И океан, приворожён,

Шумит, как лес над головой.

 

Вобрав ушедшую жару

И в ожиданьи перемен,

Он ровно дышит поутру

В благословенном штате Мэн.

 

2021

 

Генрик Гольдшмидт

 

Старый еврей, навсегда возвратившийся в детство,

Жить не желая ни дня без любимых сирот,

Что он оставил сегодняшним детям в наследство

В мире, где гадостной взрослости невпроворот?

 

Старый еврей, освятивший последним отказом

Жизнь после смерти, как свет, исходящий с небес,

Что он шептал в душегубке, сочащейся газом,

Тем, кто ещё мог услышать? В сознанье и без...

 

Старый еврей... Не прикрыться уже псевдонимом:

Слитый с обложками ввек нестареющих книг,

Он проплывает над родиной лагерным дымом –

Польский двойник.

 

2021

___

Генрик Гольдшмидт – настоящее имя Януша Корчака

 

Реплика

 

Стихи рождаются мгновенно.

А что за ними – вот вопрос:

Чернила или кровь из вены

Ты на бумагу перенёс?

 

И что твои потуги значат,

Калиф на миг, калиф на час...

«Цель творчества – самоотдача»?

При Пастернаке. Не при нас.

 

2017

 

Дантес

 

...наказание Божье!

Г. Плисецкий

 

Моё любимое дитя,

Малышка, задавака, прелесть...

Я шёл на смерть полушутя

И выстрелил, почти не целясь,

 

Навскидку... Нет уж сил моих

Твердить, талдычить: "Невиновен!"

Скажите ради всех святых:

Тот Пушкин, что с богами вровень,

 

Мой кровный враг, моя родня,

Моя пожизненная квота,

Чего он хочет от меня?

Причём тут Леони-Шарлотта?

 

2016

 

* * *

 

Поехали по небу, мама...

Д. Новиков

 

Сон, траченный светом, расползся уже,

А ты, оступаясь, бредёшь по меже,

И, кажется, в это мгновенье

Становишься собственной тенью.

 

Простым отраженьем видений своих,

Поспешно входящих в разорванный миг,

Лоснящийся, рыхлый, как вата, –

Без смысла и без адресата.

 

Держись за него, пока он не исчез,

Уже без надежды и памяти без,

Цепляйся руками, ногами,

Туманом, лучом, облаками.

 

Проклятое утро! Хоть смейся, хоть плачь –

Естественнейшая из всех неудач.

Кричи, задыхаясь в неволе:

«Поехали по небу, что ли…»

 

2010

 

Вечерний дождь 

 

Ливень драит мостовую

До зеркальной чистоты.

Так пугающе густы

Звуки, будто плоть живую

Окунают в небеса, 

А не каменные плиты,

Что насквозь водой промыты

За каких-то полчаса.

 

Ливень драит мостовую,

От усердия дрожа.

Как по лезвию ножа,

По стене дождя скольжу я,

За потоками воды

Еле-еле поспевая.

Роль мне выпала такая

До предутренней звезды.

 

2009 – 2010

 

Канун

 

Письмо отправлено. Уже

Запущен механизм дуэли.

Как проститутка неглиже

Спешит к разобранной постели,

Так он спешит под пистолет,

Чтоб успокоиться навеки.

Где выход, ежели поэт

Не уместился в человеке?

 

Приходится платить сполна

За каждый грех на белом свете,

Пока не грянут времена

Куда паскуднее, чем эти,

Пока в затылок дышит стих,

Пока в руке – шальная карта.

Игрок стоит, угрюм и тих,

Вдыхая пагубу азарта.

 

2009 – 2010

 

* * *

 

Е. Г.

 

Ты смотришь на меня, не узнавая,

Как будто жизнь, дошедшая до края,

И узкая больничная кровать

Уже лишили права узнавать.

 

Ты слушаешь меня, не понимая

Значений слов. Я сам едва ли знаю,

Кому и для чего нужны слова

У рушащейся кромки естества.

 

Зачем из комбинаций алфавита

Остались только эти: «Катя… Гита…»?

Зачем их повторяю в сотый раз,

Как будто ты ответишь мне сейчас…

 

2009

 

Указ

 

Незаконнорожденных записывать в художники.

Пётр I, 1724

 

Спустить корабль. Ввести налог.

Послать войска в Тмутаракань.

Работать. Вдруг он занемог –

И разом истончилась грань

Сознанья. Чудилось, вошла

Авдотья. Вслед за нею – сын.

Их поглотили зеркала.

Оставшись в горнице один,

Царь впал в нервический экстаз

И, еле сдерживая крик,

На ощупь начертал указ,

Что времени равновелик,

Что превращает в белый свет

Пыль на скрипучем сапоге.

…Лишь через полтораста лет

Долг возвратит художник Ге*. 

___

* Н.Н. Ге  «Пётр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе (1871)»

 

2009

 

Жена

 

Эстер Маркиш

 

Я не выдам Вашего секрета.

Лишь на цыпочках войду сюда –

К девочке, влюбившейся в поэта.

Без оглядки. Раз и навсегда.

 

…Жизнь кончалась, корчилась, хрипела.

Посредине разломился век.

За одну секунду до расстрела

Муж услышит полудетский смех

 

И увидит в предрассветной рани,

Как сквозь выстрелы бежите Вы

По замершей улице Москвы,

Торопясь на первое свиданье.

 

2007 – 2011

 

* * *

 

Мы по-детски доверчиво спали.

Неожиданно рядом возник,

Никому не мешая вначале,

То ли свет, то ли звук, то ли миг.

 

Все мгновения сцеплены были,

Но одно из них выпало вдруг

И растаяло облачком пыли:

То ли миг, то ли свет, то ли звук.

 

Было что-то спросонья задето,

Чему даже названия нет.

На полях сновиденья помета:

То ли звук, то ли миг, то ли свет.

 

2007

 

Линия

 

Среди подводящих итоги

Я не был сегодня помечен,

Когда между судеб и улиц

Струился кровавый маршрут,

И, не разбирая дороги,

Бежал людоед мне навстречу:

Во времени мы разминулись

На десять бессчётных минут.

 

По линии жизни и смерти,

Её обожжённому краю,

Хранитель скользит предо мною,

Беду от меня отводя.

А я, ничего не заметив,

По-прежнему в игры играю,

Как будто разрыв за спиною –

Лишь гром на исходе дождя…

 

2006

 

* * *

 

Как много открыто слепому…

А. Кронгауз

 

В час, когда, забывая ненужную зрячесть,

Смотришь слепо и мудро,

В этот медленный час, озираясь и прячась,

Просыпается утро.

 

В час, когда отыскать в стоге сена иголку

Станет проще простого,

В этот медленный час меж собакой и волком

Просыпается слово.

 

2006

 

Автопортрет

 

С днём рожденья! Смеяться сегодня грешно:

Слишком много нащёлкало лет…

Дверь закрыта на ключ, но влезает в окно

Тот мальчишка, которого нет.

 

Ты расстался с ним, помнишь? Он умер давно

И опять появился на свет.

Так рождается звук в безголосом кино,

Так рисуется автопортрет.

 

Он диктует тебе позабытую роль,

Будто ты её раньше не знал,

И твои пятьдесят – это только пароль,

Для пловца перед стартом – сигнал.

 

Сменишь место и время, отчизну и век –

И вернёшься к себе. Ненадолго. Навек.

 

2005 – 2009

 

Лестница

 

Луч, забрызганный тенью,

Появился, пропал,

Полоснув по ступеням,

Уходящим в подвал.

 

Удержаться не в силах,

Ты бежишь что есть сил,

Не держась за перила,

Не касаясь перил.

. . . . . . . . . . . . .

 

Ну, кузнечик, доволен?

Наскакался вполне?

Опоясанный болью,

Ты лежишь на спине.

 

Эх, ступени, ступени,

Кто ж лежачего бьёт?

Поднимайся: паденье –

Лишь расплата за взлёт…

 

2004

 

Забор

 

Что за детское горе?

Хочешь плакать – слова не нужны.

Ты сидишь на заборе,

Рвёшь себе потихоньку штаны.

 

Забирайся повыше,

Отдохни от ребячьих обид.

Ветер звёзды колышет,

Кроме зада, нигде не болит.

 

Что за детская шалость?

Сколько лет просвистело с тех пор…

Посмотри, что осталось:

Островерхий железный забор.

 

Лязгу времени вторя,

С каждым мигом сгущается тьма.

Ты сидишь на заборе,

Смотришь в небо и сходишь с ума...

 

2004

 

* * *

 

Маме

 

Больничный коридор... Куда, в какую пропасть

Меня уносишь ты с поверхности Земли?

Прошу, не торопись! Прошу, дверьми не хлопай!

Дай дух перевести! Постель перестели!

 

Куда пропало всё: цветы, врачи, палаты?

Есть только коридор, зыбучий, как песок.

Волочит за собой, уводит вдаль куда-то,

Истоптанный сто раз и вдоль, и поперёк.

 

Жизнь разлетелась вмиг осколками плафона.

Жизнь вспыхнула, как мысль, дошедшая до слов.

Остался коридор, безликий и бессонный

Больничный каземат из стен, дверей, углов.

 

С утра и до утра по замкнутому кругу

Бегу, иду, ползу. Нащупываю край

Земного бытия. Отдёргиваю руку.

Свет. Выход. Кнопка. Лифт.

                 Жизнь, здравствуй! Смерть – прощай!

 

2003

 

* * *

 

Я брёл по старому мосту

В начале марта, в полвторого.

…Боясь растаять на лету,

Ища пристанища любого –

Хоть мост над спящею рекой –

Снежинки никли к мостовой.

 

Пока лететь им суждено,

Полёту радуясь, как дети,

Им, беззаботным, всё равно,

Найдётся ли, кому их встретить.

Пытаясь обрести ночлег,

Они смыкались. Падал снег.

 

1981