Дмитрий Близнюк

Дмитрий Близнюк

завораживают иные спецэффекты, 
когда ускоряют время на экране. 
вот яблоко лежит на тарелке и прямо на 
     глазах 
увядает, темнеет, проваливается в себя, 
ссыхается до размеров огрызка, 
похожего на почерневшее ухо мумии. 
вот стебли маков 
зелёными спицами прокалывают землю; 
раскачиваясь, тянутся к солнцу, 
распускаются траурно-рдяные бутоны... 
  
и я фантазирую машину времени. 
смотрю на школьное футбольное поле – 
что же здесь было раньше? 
до сломанных скамеек, 
до звездистого асфальта и грязного 
     бетона? 
отматываю годы назад... 
набухает речушка – зеркальный флюс, 
вытягиваются деревья, как зелёные 
     якоря; 
вот по тропинке пролетел велосипедист, 
кошка слопала мотылька, 
а это – семейство ржавой лисицы. 
шныряют зайцы, шастают грибники, 
вот потянулись мрачно-задорные войска 
грязно-металлическим, тяжёлым оползнем. 
отматываю ещё назад, 
во времена, когда ещё нет тебя, 
нет Канта, Паскаля, Цезаря, Иисуса, 
нет никого из великих и ужасных, одни 
     мясистые хвощи 
и первозданные джунгли 
тянутся плотным, многоуровневым 
     кошмаром... 
и что же я вижу? 
  
сквозь перламутровую муть 
спрессованных времён 
я вижу обезьянку Люси. 
валко, осторожно пересекает открытую 
     местность, 
похожую на заброшенное футбольное поле, 
и я невольно начинаю за неё переживать, 
озираюсь, 
не затаился ли леопард? 
а Люси бредёт, согнувшись. 
тощая, плечистая, с пугливыми глазами 
под широкими надбровными дугами. 
давай, Люси, пока ещё светло, 
доберись до леса... 
а вечером Господь вернётся с работы 
из депо лунных трамваев, 
весь измазанный мазутом черных дыр 
с запахом крепких квазаров. 
заглянет на планету, точно в террариум, 
проверит камеры наблюдения: 
нет, ничего интересного не произошло – 
одна кровь и цветы, цветы и кровь. 
скучно. когда же, о боги? когда? 
а обезьянка Люси благополучно пересекла 
поле кошмарных снов, 
поле тигриных лилий. 
и под жадно бьющимся сердечком 
уже теплится невероятная вероятность 
     меня... 
как это чудесно – быть незаметным. 
как это чудесно – оглядываться... 
и, уверен, даже Господь не знает, 
чем закончится наше приключение.


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Письмо про дождь»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «Василий Теркин: 11. Поединок»
Афанасий Фет
Афанасий Фет «Тополь»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Лагуна»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Цветы»