Екатерина Каграманова

Екатерина Каграманова

Четвёртое измерение № 32 (560) от 11 ноября 2021 г.

Подборка: Темы для разговора

* * *

 

Это просто темы для разговора,

Никому не делающие больно.

Возмутись, что этот никчёмный город

Снова спрятал снег под песком и солью.

 

Похвались, что варишь отличный кофе.

Пошути, что скоро начнёшь готовить.

Расскажи, как в баре под караоке

Кто-то пел забытую песню Цоя.

 

Говори. Я – рация на приёме,

Ничего не вспыхнет, не заискрится.

Ну, скажи, что мне не идёт зелёный,

Что мне лучше было с короткой стрижкой.

 

Говори про вечер, про день, про утро,

Про часы, что с нами играют в прятки.

Говори со мной сейчас, потому что

Мне так нужно слышать, что ты в порядке.

 

Потому что ты уже был разрушен,

Но увидел небо сквозь пыль развалин.

Говори. Мне нужно тебя послушать,

Чтобы снова верить, что так бывает.

 

Мальчик-с-пальчик

 

И присказки, и сказки позади.

Ищи остатки крошек и иди

Туда, куда так сложно возвращаться.

Покуда там не отданы долги,

Храни себя, храни и береги,

Не оставляя глупости ни шанса.

Ты мал, но постарайся подрасти

Так быстро, чтобы их успеть простить –

Тех, кто завёл подальше и оставил

Тебя среди берёзок и дубков.

Будь осторожен. Видишь, как легко

Со временем меняются местами

Несущий зло с не сознающим зла.

Тебя чужая воля занесла

Туда, куда так просто не заманишь.

Но то, что краем видится, не край.

Иди, не бойся, только проверяй

Запасы белых камешков в кармане.

 

* * *

 

Уезжай подальше,

Вспоминай пореже.

Быть бы осторожней,

Если раньше знать бы.

Всё не так уж страшно.

Говорят, что нежность,

Вшитая под кожу,

Заживёт до свадьбы.

 

Всё пройдёт, остынет.

Будешь помнить только

Тень пыльцы от крыльев

На фонарных стёклах.

Просто кто-то сильный

Боль берёт щепоткой,

Перекрестьем сыплет

Избранным под рёбра.

 

Всё проходит, правда.

Ничего нет, кроме

Огонька свечного

И луны над садом.

Нет пути обратно,

Где никто не тронет.

Подожди немного.

Потерпи, не надо.

 

* * *

 

Запечатай всё это накрепко, словно бутылку с джинном,

И не трогай. Пусть вечно там, под невидимым сургучом

Сердцевина лета летит, как отпущенная пружина,

Золотя острым краем твою ладонь и моё плечо.

И какой бы ты там в себе ни выковывал жёсткий стержень,

Но в минуты, когда предвечерний свет так прозрачно жёлт,

Невозможно не верить, что кто-то нас на ладони держит.

Держит нас так крепко, и любит, и, кажется, бережёт.

 

* * *

 

Ничего не цепляет, не рвётся и не болит.

У всего есть, похоже, какой-то конечный срок.

Это просто июнь переплавлен на солнце и в вены влит,

И толкается в клапан, и мягко стучит в висок.

 

Это просто июнь, это свет. До того был май.

Это время идёт сквозь тебя, как сквозь масло нож.

Но внутри иногда прорастает под вечер такая тьма,

Что ты думаешь, нет, невозможно, но вот живёшь.

 

Если нет ничего, значит, нечему заболеть,

Ни единой причины хватать этот воздух ртом.

А что стало темно – просто ночь наступает по всей земле,

И в тебе отзывается вечный её фантом.

 

Для чего ты такой – не умеющий отпускать,

Не умеющий жить, забываться и забывать.

Только молча смотреть. Только слушать, как лето гудит в висках,

И пытаться найти, и не находить слова.

 

* * *

 

Наступает время взять, что обещано,

Время вспомнить сон, что забыть нельзя.

Яблоко созреет. В траву сквозь трещину

Просочится солнечная слеза.

 

Как отмеришь – режь, ни о чём ни спрашивай.

Осень шепчет тихо: «Лети, ловлю…»

Кто остался прежним, тот сам за старшего,

Кто решил расти, тот благословлён.

 

Смуглая щека, рот черникой выпачкан,

Ранка на колене – царапнул тёрн.

Рыжий мальчик август встаёт на цыпочки,

Чтобы поскорее стать сентябрём.