Эльдар Ахадов

Эльдар Ахадов

Новый Монтень № 33 (525) от 21 ноября 2020 г.

А была ли дуэль дуэлью?

Никакой дуэли между Пушкиным и Дантесом в 1837 году не было. Возможно, вы удивляетесь моему утверждению, но это правда. Как известно, Пушкин в январе 1837 года не вызывал Дантеса на дуэль. Более того, он вообще никого на дуэль не вызывал. Дантес Пушкина тоже не вызывал на дуэль. Ни тогда, ни раньше. Вообще никогда. Дуэльный вызов исходил от голландского посланника барона Геккерна. Но сам Геккерн никакого личного участия в поединке не принимал.

Обратимся к самым уважаемым словарям, определяющим понятие слова «дуэль».

Толковый словарь Даля: «Дуэль – единоборство, поединок; вообще принято называть дуэлью условный поединок, с известными уже обрядами, по вызову».

Толковый словарь русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова (1935 – 1940): «Дуэль, и, ж. [фр. duel]. Поединок, происходящий по определенным правилам, сражение между двумя противниками по вызову одного из них».

Большая советская энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия (1969 – 1978): «Дуэль (франц. duel, от лат. duellum – война) – поединок, бой (с применением оружия) между двумя лицами по вызову одного из них. Условия Д. заранее устанавливались противниками или их представителями (секундантами) с соблюдением обычаев. Наиболее распространена была в средние века, хотя формально запрещалась и была наказуема».

Во всех вышеперечисленных уважаемых словарях указано одно и то же неизменное условие, делающее поединок между двумя сторонами, между обидчиком и обиженным именно дуэлью: вызов. Дуэль – это поединок, на который одна сторона вызывает другую и (непременное условие!) сама лично участвует в поединке. Геккерн в поединке, на который сам же вызвал Пушкина, лично не участвовал. Следовательно, ни о какой дуэли речи идти не может. Состоялся поединок, на который ни одна из противоборствующих сторон другую не вызывала!

«Погодите», – тут же заявит кто-нибудь, – «но Жорж Дантес как бы заменил собой престарелого приёмного отца – барона». Однако, совсем не зря в словарях неоднократно упоминается о том, что дуэль – это очень специфический поединок, исполняемый в точном соответствии с известными установленными обычаями, то есть, абы как она проводиться не может, и абы что дуэлью называть нельзя. О правилах, позволяющих именовать поединок сторон дуэлью, было хорошо известно всему светскому обществу пушкинской эпохи. Эти правила легли в основу многократно опубликованного «Дуэльного кодекса». Обратимся к некоторым его статьям из четвёртого переиздания книги «Дуэльный кодекс» потомственного дворянина, герцога (по именному указу императора Николая II от 3 октября 1916 года) Василия Алексеевича Дурасова (Дурасов В. Дуэльный кодекс. – 4-е изд. – СПб.: Тип. «Сириус», 1912. – 126 с).

Итак, о чём гласит кодекс по поводу обоснованности замены дуэлянтов перед поединком? «Личный характер оскорблений и случаи замены»

«58. Оскорбления имеют личный характер и отмщаются лично.

59. Замена оскорбленного лица другим допускается только в случае недееспособности оскорбленного лица, при оскорблении женщин и при оскорблении памяти умершего лица.

60. Заменяющее лицо всегда отождествляется с личностью заменяемого, пользуется всеми его преимуществами, принимает на себя все его обязанности, имеет законное право совершать все те действия, которые совершил бы заменяемый в случае своей дееспособности.

61. Недееспособность для права замены определяется следующими положениями:

1) заменяемый должен иметь более 60 лет, причем разница в возрасте с противником должна быть не менее 10 лет. Если физическое состояние заменяемого дает ему возможность лично отомстить за полученное оскорбление, и если он на то изъявляет свое согласие, то он имеет право не пользоваться правом замены;

2) заменяемый должен иметь менее 18 лет:

3) заменяемый должен иметь какой-нибудь физический недостаток, не позволяющий ему драться как на пистолетах, так и на шпагах и саблях;

4) неумение пользоваться оружием ни в коем случае не может служить поводом для замены или отказа от дуэли».

Обратили внимание на то, в каких случаях на дуэли возможна замена одного бойца другим? Барону больше 18 лет, поэтому пункт 2 отпадает. У барона не было физических недостатков, не позволявших ему драться на пистолетах. «Неумение пользоваться оружием ни в коем случае не может служить поводом для замены или отказа от дуэли». Что остаётся? «Заменяемый должен иметь более 60 лет, причем разница в возрасте с противником должна быть не менее 10 лет». Однако, Луи-Якоб-Теодор ван Геккерн де Беверваард родился 28 ноября 1792 года. На момент вызова им Пушкина на дуэль барону было чуть больше 44 лет. Пушкину 37,5 лет. Разница в годах с бароном – меньше 10 лет. Таким образом, поскольку вызывавший на дуэль на неё не явился, формально – никакой дуэли не было! А что было? То, что называется другим словом: уголовное преступление, убийство, попирающее не только закон империи о запрете на дуэли, но и само понятие дуэльного кодекса чести. И последнее. Ниже перед вами условия поединка между Пушкиным и Дантесом, на которых он состоялся. Обратите внимание на то, что в нём нигде не упоминается слово «дуэль». Его там нет…

«1.Противники ставятся на расстоянии 20 шагов друг от друга и 10 шагов от барьеров, расстояние между которыми равняется 10 шагам.

2.Вооруженные пистолетами противники, по данному знаку идя один на другого, но ни в коем случае не переступая барьера, могут стрелять.

3.Сверх того принимается, что после выстрела противникам не дозволяется менять место, для того чтобы выстреливший первым подвергся огню своего противника на том же самом расстоянии.

4.Когда обе стороны сделают по выстрелу, то в случае безрезультатности поединок возобновляется как бы в первый раз, противники ставятся на то же расстояние в 20 шагов, сохраняются те же барьеры и те же правила.

5.Секунданты являются непосредственными посредниками во всяком отношении между противниками на месте.

6.Секунданты, нижеподписавшиеся и облечённые всеми полномочиями, обеспечивают, каждый свою сторону, своей честью строгое соблюдение изложенных здесь условий».

Вызов Пушкину делает барон Геккерн, поскольку именно он обращается с письмом к Пушкину, а не Дантес. Но вместо себя барон отправляет на поединок Дантеса. Вот как об этом сказано в письме: «Мне остается только предупредить вас, что г. виконт д’Аршиак отправляется к вам, чтобы условиться относительно места, где вы встретитесь с бароном Жоржем Геккерном, и предупредить вас, что эта встреча не терпит никакой отсрочки».

В конце письма расписка Дантеса о том, что он прочитал и одобряет содержание письма. Это означало лишь то, что он согласен исполнить миссию, порученную ему Геккерном. Никакого вызова лично от Дантеса Пушкину в этом по сути нет.

Отправить вместо себя на поединок другого – бесчестно, поскольку означает нарушение дуэльного кодекса, что равносильно отказу от дуэли. Что если бы в ответ Пушкин отправил на дуэль просто какого-нибудь очень меткого стрелка? Ему же и в голову такое не пришло. Он почему-то сам поехал на Чёрную речку…

 

Ссылки:

Дурасов В. Дуэльный кодекс. – 4-е изд. – СПб.: Тип. «Сириус», 1912. – 126 с.;

Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля, (1863 – 1866);

Толковый словарь русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова (1935 – 1940);

Большая советская энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия (1969 – 1978);

Геккерн – Пушкину А. С., 26 января 1837. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 17 т. Том 16 (Переписка 1835 – 1837). – 1949.