Елена Шпигнер

Елена Шпигнер

Четвёртое измерение № 31 (523) от 1 ноября 2020 года

Подборка: Дом на склоне дня

* * *

 

Стихи безмолвия

Пишутся скрежетом

Режущей болью

Утраченной нежности

Хлёсткостью правды

Дурного пророчества

Душной тоской

Из ночей одиночества

 

* * *

 

Сильная женщина с древней душой

Родилась в пятьдесят девятом.

Она любила ходить босой

В платьях аляповатых.

Она умела играть сонет

На самодельной флейте,

Слышать отчаянный зов планет

В метеоритном шлейфе.

Долгие годы стояла она

На берегу океана.

То ли звала, то ли просто ждала

Яркий рассвет багряный.

Странный рассвет из тончайших лучей,

Посланных ей во спасенье

И в тишине открывающих дверь

В мудрость любви и прощенья.

 

Продолжение сна

 

В запертой комнате много предметов,

Звуков и запахов, канувших в Лету,

Множество книг в золотом переплёте,

Сказочных птиц в неподвижном полёте.

В старом шкафу куча платьев из шёлка,

Яркие нитки, большие иголки

И патефон, притулившийся сбоку,

Тихо играет сонату барокко.

В дальнем углу, освещённом торшером,

Кружится в танце девушка в сером,

Ловко играя отблеском света,

Мягко бросает его на предметы

в комнате странной. И те, как один,

Вмиг превращаются в розовый дым.

Метр за метром кружатся пуанты,

Смело танцуют чужую куранту,

Двигаясь в такт старика-метронома,

Чью-то историю гонят из дома.

Розовый дым заполняет пространство.

Новые запахи, звуки, нюансы.

Окна распахнуты, отперты двери,

Птиц настоящих ожившие трели

Перебивают глухой патефон,

Сами себе щебеча в унисон.

 

* * *

 

Ещё один закат

Скатившегося года,

Коротенький привет

угаснувшего дня...

Так в марафоне лет

С земли до небосвода

Нежнейший ветерок

Уже несёт меня.

 

* * *

 

Месяца луч тонкий

Плавно упал в воду,

И силуэт тёмный

Вырвался на свободу.

 

Взглядом окинул мутным

Гладь своего предела

И начертал букву

Мелом бурлящей пены.

 

Странное очертанье

В омуте пузырится,

Дух Моего Скитанья

Над тишиной кружится.

 

Плачем своим заглушая

Звуки глубинной пучины,

Дух Моего Скитанья –

Брат вселенской кручины.

 

Призванный гулом ночи,

Дух одурманен туманом,

Встречи со мной не хочет,

Жизнь называет обманом.

 

Дух Моего Скитанья,

Смерти близкой предтеча,

Ты – глашатай расставанья,

Призрак благости вечной.

 

* * *

 

Почему-то в душе праздник,

Несмотря на грозу в небе,

Словно маленький гном-проказник

Развернул вспять крутой ветер.

Развевается шлейф тонкий

Удивительно лёгкой ткани,

Перекличку фанфар звонких

Заглушая на поле брани.

Кто-то нежный и очень хрупкий

Выдувает марш на свирели.

На снегу цветут незабудки,

Вознося соловьиные трели.

Сумасшествием заражённый,

Странный день подбирается к ночи.

И, взмахнув рукой отстранённо,

Свой шедевр завершает зодчий.

 

* * *

 

Я никуда сегодня не пойду.

Завешу окна шторами густыми

И просто отстреляюсь холостыми

От сладких запахов в чужом саду.

Поставлю музыку мной не открытых стран,

Найду приют разбушевавшейся тревоге

И задержусь мгновенье на пороге

У входа в мной посаженный бустан.

Услышу тонкий аромат цветов,

Невидимых в тени роскошных лилий,

И различу в разбуженном эфире

Сюиту из невысказанных слов.

 

* * *

 

Принцессы по утрам не пьют какао,

Не пялятся в окно,

Не мажут маслом хлеб,

Не укрываются продрогшим одеялом

И не бегут в холодный туалет.

 

Принцессы по утрам, едва глаза открывши,

Вдыхают аромат невиданных цветов,

Перебирают трель небесных птиц на крыше,

Росой смывают грусть вмиг позабытых снов.

 

Потом принцессы надевают платья,

Китайские шелка, воздушные шифоны…

И моментально падают в объятия

Заморских принцев у порога дома.

 

И те несут их в светлые покои,

Восторгом покрывая беспрестанно…

Я этого всего вполне достойна.

Попробую и я не пить какао.

 

* * *

 

Три женщины вошли сегодня в дом.

В мой дом, вдруг оказавшийся на склоне,

На склоне дня, в лесу, таком густом,

Что света луч здесь заточён в неволе.

 

Три женщины мне принесли ларец,

Наполненный кристаллами цветными,

Свободными от ожерелий и колец...

Один из них мне выбрать предложили.

 

Я выбрала прозрачный как слеза,

Зеркальной гранью обращённый к небу,

В нём растворились тайны волшебства,

В нём задержалась мудрость Древней Веды.

 

Три женщины, забрав ларец, ушли,

Едва заметно преклонив колени

Перед мгновеньем полной тишины,

Молниеносным ликом Посвященья.

 

* * *

 

Что останется после меня?

Стопка писем в простом целлофане,

Кучка файлов с дурными стихами

И нечитанных книжек гора.

 

Как всё станется после меня?

 

Проносясь над планетой Земля

В урагане космической пыли,

Крикну вам: «Вы меня не забыли?!»

А в ответ... тишина. Ти-ши-на.