Галина Ульшина

Галина Ульшина

* * * 
  
          Дыша духами и туманами… 
          А. Блок 
  
Ушла в туман…Что ж, никуда не деться. 
Вернётся ли обратно? – вот вопрос 
из моего безоблачного детства, 
а флуд и блуд заполонили ost 
и west до самых до окраин, 
но никакой другой не знаю я, 
чтоб так ушла 
     – не распиарив таин, 
и тайнам соответстовала б явь. 
Наружу – всё. 
Изнанки не осталось, 
а полый мир сжимается в зеро – 
наверное, оставшаяся малость 
и знать не будет, как ей повезло. 
Знакомое лицо моей эпохи 
искажено: художник был ли Босх, 
и Бог ли виноват, что дело плохо 
или безумец Александр Блок? 
  
Ну, а пока эпоха строит рожи – 
сдуваясь, небо ниже и тесней – 
я задыхаюсь, лепеча: о, Боже! – 
и не лечу по-прежнему во сне… 
Знакомцы – все. 
Всё – типажи и клоны, 
вся информация стекает в Интернет… 
А Незнакомка – мимо миллионов – 
в туман ушла, духов оставив след. 
  
Перестроечный. Портрет 
     6 
  
Шубой норковой да по полу автобуса – 
р-р-разойдись, а то смахну плечом! – 
проползает, как пчела по глобусу, 
барынька меж бледным дурачьём 
в мешковатых узкоглазых курточках, 
в недоедках с мольного стола – 
перестройкой топтаная курочка, 
вся, по клюв, в заботах и делах. 
  
Видимо, с шофером не поладила, 
или взбунтовался «Мерседес», 
только эта норка шоколадная 
вызывала бурный интерес: 
кто-то вспомнил НЭП, потомков Бендера, 
кто-то продразверстку, кулачьё, 
а одна – врача, нациста Менгеле – 
устремлённой бабе нипочём… 
Вся в духах, туманом опечалена, 
словно руль в автобусе, одна, 
ехала, упрямо и отчаянно, 
не сестра, и точно – не жена. 
  
«Портрет неизвестной с розой», 
     Дмитрий Левицкий 
  
Удел – остаться ликом «Неизвестной», 
мучительно пленяя и маня, 
затихнуть навсегда в багете тесном, 
из прошлого взирая на меня... 
Красавица осьмнадцатого века, 
с копною чуть припудренных волос, 
не банты, а кокетливые ветви 
поблекших, словно анемоны, роз… 
Так романтично, так неповторимо 
поддерживает юбку кринолин – 
ты фрейлиной была Екатерины 
в день тезоименитства Катерин? 
О, нимфа, 
твой покой не потревожил 
ни шведа, ни поляка смертный крик, 
и лишь к звезде придворного вельможи 
твой взор полуопущенный приник. 
Вскипали бурно страсти подле трона, 
Левицкий (нынче модный портретист) 
тебя воспел на полотне огромном, 
теперь ты, как 
     Херасков* и 
     Капнист**, 
увековечена… 
Да только безымянна… 
Мы видим век твой сквозь твои глаза, 
Елизавета... Ольга... или Анна?.. – 
сударыня, ну, как вас называть, 
чтоб скрасть удел остаться 
     «неизвестной», 
загадкою пленяя и маня, 
чтоб не молчала ты в багете тесном, 
в сегодняшнее глядя, на меня? 
________ 
*Херасков 
     М. М. (1733 – 1807) – русский поэт 
     эпохи Просвещения. 
**Капнист 
     В. В. (1758 – 1823) – русский поэт 
     и драматург, общественный 
     деятель.


Популярные стихи

Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Я и мы»
Михаил Матусовский
Михаил Матусовский «Крейсер «Аврора»»
Ника Турбина
Ника Турбина «Кто я?»
Вильям Шекспир
Вильям Шекспир «Макбет»
Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Слово»