Акцент-45: Признаком хорошего тона считается скорбеть о вымирании настоящей поэзии, о её ненужности и невостребованности в современном обществе. Однако, нельзя не заметить, что в противовес этому суждению интерес к поэзии сейчас возрос неимоверно, количество авторов, пишущих стихи, зашкаливает, превосходит все мыслимые пределы, чему способствует интернет с его возможностью мгновенной публикации, а также соцсети, обеспечивающие аудиторию практически любому высказыванию. К сетевой поэзии можно относиться по-разному. Конечно, есть в этом явлении элемент профанации высокого искусства. Но ведь и талантливым поэтам стало легче найти своего читателя! Так что в целом всё не так плохо, скорее – непривычно. «Поэтизация» народонаселения идёт бурно, со своими взлётами и падениями, преимуществами и недостатками. Одно ясно – это реальность, игнорировать которую, конечно, можно, но неконструктивно. Гораздо интереснее и полезнее её изучать и учиться ориентироваться в стихотворном океане, в который многочисленные литературные сайты ежедневно вбрасывают тысячи строк. В этом «поэтическом ориентировании» весьма помогают сетевые поэтические конкурсы. «45-я параллель» ежегодно проводит свой конкурс – «45-й калибр» имени Георгия Яропольского. Также мы следим за другими интересными проектами в этой области и знакомим с ними наших читателей.

Сегодня мы публикуем интервью Елены Севрюгиной с активными участниками сетевого литературного процесса, организаторами регулярного поэтического турнира «Горячий лёд».

Что общего между поэзией
и фигурным катанием?

1 декабря на конкурсной площадке популярного литературного сайта «Поэмбук» стартует четвёртый сезон поэтического турнира «Горячий Лёд». Организаторами являются постоянные авторы «45-й параллели» Михаил Тенников и Алёна Овсянникова. Постоянный член жюри – заместитель главного редактора «45-й параллели» Лера Мурашова. Подборки победителей предыдущих сезонов публиковались на страницах нашего альманаха: Влад Южаков, Сергей Воронов, Елена Севрюгина, Андрей Мансветов, Людмила Макеенко.

С четвёртого сезона турнир официально поддерживают также другие литературные издания: Тропы, Фабрика литературы, ФормаСлов, Молодой Петербург, Твоя Глава, Перископ – представители редакций не только участвуют в судействе, но и выбирают наиболее понравившихся авторов для публикаций.

В преддверии четвёртого сезона мы решили узнать подробнее, «кто чем дышит», и взяли интервью у поэта и основателя сайта «Поэмбук» Андрея Найдиса, одного из организаторов конкурса Алёны Овсянниковой, а также у члена жюри – поэта, прозаика и основателя электронного журнала Formasloff Анны Маркиной. Вот что из этого вышло.

 

 

Поэзия в сети требует проведения конкурсов самого разного уровня

в удобном, современном, техничном формате

Интервью с Андреем Найдисом:

 

Андрей НайдисЕлена Севрюгина

Как у Вас возникла идея развивать конкурсную площадку на поэтическом сайте? Что способствовало такому решению?

 

Андрей Найдис

С момента запуска сайта было 2 правила, которым следуем до сих пор и которые, на мой взгляд, хорошо себя зарекомендовали: 1) делать лучший в своей нише продукт и 2) двигаться поступательно, не игнорировать шаг 1, даже если уже знаешь, каким должен быть шаг 10.

Что означает лучший продукт? Конечно, в техническом плане ни Поэмбук, ни любой другой литературный нишевой сайт не сможет конкурировать с монстрами вроде Фейсбук или ВК. Но внутри ниши, в сравнении с сайтами схожей тематики, всегда можно и нужно стремиться быть лучшими. А иначе – смысл что-то затевать?

А двигаться постепенно – это вопрос поступательности развития, отсутствие шапкозакидательства и непомерных амбиций. Нужно помнить, что развитие портала – это вопрос ресурсов, инвестировать которые нужно вдумчиво.

С самого начала было понятно, что поэзия в сети требует проведения конкурсов самого разного уровня в удобном, современном, техничном формате. Но, двигаясь постепенно, сначала решали другие задачи, более насущные, «по возрасту и способностям» сайта. Как только позволили ресурсы, задумку реализовали. Опять же, не всё сразу. Первый релиз конкурсного модуля сильно отличался от того, что у нас есть сейчас, и, кстати, хотя это, может, не так заметно, каждый месяц в конкурсах проводятся какие-то доработки.

 

Елена Севрюгина

Можно немного статистики? Сколько в среднем конкурсов проходит на Поэмбуке в месяц? в год? Какие конкурсы вы считаете наиболее яркими и важными для развития творческого потенциала площадки?

 

Андрей Найдис

Конкурсный модуль на сайте начал работу в августе 2016 года. За минувшие 3 года модуль стал домом для 680 конкурсов. На мой взгляд, это потрясающая статистика.

Конечно, найдутся те, кто скажет, что большое количество конкурсов – это любительские штуки, скорее развлечение. Это так, но популярный, массовый сайт должен давать возможность и развлекаться в том числе. В этом смысле трудно делить конкурсы на хорошие и плохие, или яркие и неяркие. Каждый находит что-то своё. Каждый приходит на сайт в поисках чего-то близкого для себя. Профессиональный автор, ищущий признания у авторитетов или школьник, который полюбил бередящие душу строки Есенина и пришедший на сайт «потусить» – это очень разные истории, и нельзя сказать, что какая-то из них хуже.

Конечно, если говорить именно о творческом развитии, то больший интерес имеют конкурсы категории «Профессиональные». Мы, собственно, и ввели эту градацию конкурсов (ещё есть экспертные и любительские), чтобы люди могли легко ориентироваться и находить подходящую для себя нишу.

 

Елена Севрюгина

Как Вы относитесь к проекту «Горячий Лёд»? Считаете ли его перспективным и полезным для сайта?

 

Андрей Найдис

В «Горячем льде» мне нравятся две вещи. Во-первых, мне кажется, что организаторы этого конкурса разделяют озвученные мной выше поэмбуковские правила – делать лучший продукт и двигаться поступательно. Ну а во-вторых, и это уже более концептуальная история, конкурсы типа «Льда» являются примером того, как конкурсный модуль Поэмбука используется устроителями просто потому, что этот модуль удобен. Ведь, по большому счету, «Лёд» – это не поэмбуковский конкурс, но наше сотрудничество взаимовыгодно: сайт получает свою порцию известности из-за пиар-активностей устроителей «Льда», а те, в свою очередь, получают технический инструмент, позволяющий проводить конкурс удобно, наглядно и прозрачно.

Очень многие крупнейшие национальные конкурсы и премии проводятся по-старому: «присылайте нам ваши стихи на почту и ждите итогов конкурса через полгода». Поэмбук приглашает всех организаторов литературных премий и конкурсов: проводите свои мероприятия у нас – бесплатно, удобно, в современном формате.

 

Елена Севрюгина

Планируются ли на Поэмбуке в ближайшее время какие-либо инновации, изменения, новые интересные проекты? Или это пока секрет?

 

Андрей Найдис

Что-то новое на Поэмбуке появляется постоянно. Просто мы давно не делали каких-то очень крупных релизов, чтобы это по-настоящему было заметно. Но на то есть свои причины, как говорится, есть время разбрасывать камни, и время – собирать.

Сайт растёт, развивается, усложняется. Иногда приходится много времени уделять оптимизации, безопасности, устойчивости и т.д. – огромный объём работы по обслуживанию работы сайта не заметен конечному пользователю. В последнее время, например, мы подчистили огромное количество «хвостов» в существующем функционале, стабилизировали на приемлемом уровне мобильную версию сайта.

Планы есть, но реализовывать их будем постепенно. Хотя бы потому, что делать «резкие телодвижения» на большом сайте – это чревато.

 

Искусство – это нечто неподсудное

Интервью с Анной Маркиной

 

Анна МаркинаЕлена Севрюгина

Аня, насколько я знаю, ты не часто соглашаешься на судейство. Что послужило главной причиной принятия положительного решения на этот раз? Можно ли говорить о том, что концепция конкурса «Горячий Лёд» чем-то привлекла тебя?

 

Анна Маркина:

Да, меня нередко зовут в жюри конкурсов, но, как правило, я вспоминаю прошлые опыты судейства: бессонные ночи, проведённые за чтением больших объёмов, низкий уровень критического обсуждения вокруг оглашения результатов, преимущественно невысокий уровень самих работ – всё это вызывает во мне страдальческое кипение, поэтому я стараюсь от таких задач уклоняться, хоть и понимаю, что в целом конкурсы – дело благородное; интересное для себя всегда можно найти, просто чаще так получается, что жемчуга утоплены в иле.

В этот раз я согласилась, потому что стоит задача разыскать стихи, которые мы могли бы опубликовать в «Формаслове», что делает моё участие в процессе более векторным, что ли, направленным. Также считаю, что «Горячий Лёд» имеет представительный сайтовый вид и хорошо организован. Надо сказать, что меня лично радует и небольшой объём текстов участников (всего одно стихотворение, а не подборка). Также интересна возможность оценивать как свежие тексты, хотя часто они и оказываются недостроенными, так и лучшее из запасов в двух видах программ.

 

Елена Севрюгина

Существует ли у тебя определённый подход к оценке поэтических текстов, и насколько для тебя сложно в принципе их оценивать? Какими качествами стихотворение должно обладать, чтобы привлечь твоё внимание, чтобы даже чем-то тебя удивить? Как ты отличаешь поэзию от не-поэзии?

 

Анна Маркина

Узконаправленного подхода нет. Я стараюсь существовать внутри далеко удалённых друг от друга эстетических границ и, надеюсь, могу оценить и то, что вызывает во мне читательское переживание, и то, что просто хорошо исполнено, даже если сама поэтика (способ исполнения, тема и др.) от меня далека. Однако у меня и требования к стихотворениям высокие: техническая безупречность, правдивость интонации, искренность вложенной эмоции, вплетённость культурного контекста. Другими словами, идеальный текст должен быть написан с умением, должен говорить правдиво о важном, не «должен быть глуповат», должен удивлять. Хотя, я действительно считаю, что оценка чужих текстов – дело самое последнее, по большому счету, искусство – это нечто неподсудное.

 

Елена Севрюгина

На этом конкурсе ты являешься официальным представителем нового альманаха Formasloff, который уже сейчас привлёк достаточно широкое внимание и читателей, и профессиональных критиков. Если вы будете отбирать среди участников потенциального автора альманаха, то что станет решающим фактом для этого отбора? И насколько он будет строгим?

 

Анна Маркина

«Формаслов» – это скорее электронный журнал, чем альманах, так как мы часто выходим (раз в две недели), а произведения у нас не отбираются по какому-либо одному признаку вроде жанра или темы – срез самый широкий. За первый месяц мы вспрыгнули достаточно высоко, опубликовав ряд авторов, которых можно считать современными классиками: Александра Кабанова, Бахыта Кенжеева, Сергея Шестакова, и вытащили на поверхность вереницу очень талантливых авторов, в числе которых, например, Михаил Левантовский и Анна Долгарёва. Посещаемость растёт не по дням, а по часам. Нас действительно читают! Дотянуться до этой планки авторам конкурса будет тяжело, отбор будет чрезвычайно строгим, но, если найдётся хотя бы одно стихотворение, дорастающее до общего уровня журнала, всё не зря. Поэтому «Формаслов» будет выбирать не из числа текстов, обязательно занявших призовые места, а из всего лонга. Иногда хорошим стихотворениям не везёт, мнения судей не сходятся или, наоборот, ведут в болото в результате усреднения при подсчёте голосов; мы решили оставить люфт для разворота – выбор будет сделан сердцем, а не исходя из формальностей.

 

Без оксюморонов не обошлось

Интервью с Алёной Овсянниковой:

 

Алёна ОвсянниковаЕлена Севрюгина

Хотелось бы подробнее узнать о том, как возникла идея ГЛ. Несмотря на то, что это уже озвучивалось, стоит ещё раз напомнить читателю, почему у конкурса такое необычное название – «Горячий лёд»? Помню, первой моей мыслью было, что это конкурс оксюморонов. Но дело же не в этом?

 

Алёна Овсянникова

Ну, без оксюморонов, конечно, не обошлось. Но изначально появилась идея сделать необычный конкурс, перекликающийся по правилам с фигурным катанием. Мне очень понравилось, как ответила Татьяна Половинкина на вопрос «Что общего между поэзией и таким популярным видом спорта, как фигурное катание?»:

  1. Эстетическое наслаждение от обоих зрелищ.
  2. И там, и там существует критерий техники. Вот читаешь иной текст, и думаешь: о, а хорошо! Вот здесь сложную рифму использовал автор, сложный заход, Оп! Анжамбеман – оригинально и мастеровито, вот здесь молодец – дорожка шагов четвёртого уровня, то есть, простите, интересная актуальная «уитменовская» строка, и бах! – падение – сбой ритма или не с того ребра прыгнул – неверное ударение допустил автор-фигурист и ручки не вытянул... А иной раз видишь, что «элементы» именно исполняются, не живут своей жизнью.
  3. Иногда автор может довольно слабо владеть техническими элементами, тем не менее, здорово держать внимание читателя за счёт своей энергетики. Или наоборот – чистая техника без харизмы и артистизма.
  4. Конечно, поэзия и ФК – это гармония высокой технической составляющей и компонентов.

Так вот, смысл в том, что турнир проводится в два этапа: короткая и произвольная программа. На короткую программу авторы представляют небольшое стихотворение на заданную тему, на произвольную программу – свободная тема без ограничения объёма. Кроме того, изначально идея была в разделении оценки на составляющие: техника и артистизм. И первые три сезона оценивались именно по этой системе. Сейчас мы пришли к выводу, что это значительно усложняет процесс оценки и не всегда можно чётко определить тот или иной параметр. Поэтому в четвёртом сезоне судьи будут давать всего одну оценку.

 

Елена Севрюгина

Расскажи поподробнее о соорганизаторе конкурса Михаиле Тенникове. Как распределяются между вами обязанности в ходе проведения конкурса? Насколько часто удаётся прийти к абсолютному консенсусу в процессе решения каких-либо оргвопросов?

 

Алёна Овсянникова

Я могу сказать, что без поддержки Михаила, скорее всего, никакого турнира бы не было.

Он взял на себя полностью спонсорское сопровождение, но это не главное, конечно. Хотя, надо признать, финансовая нагрузка за 3 сезона получилась вполне внушительная: призы, почтовая рассылка, основная часть бюджета издания книги по итогам 3 сезона.

Он является идейным вдохновителем и именно он убедил меня, что мы вполне можем рассчитывать на поддержку людей со стороны, что наш проект интересен – так у нас появилось «внешнее жюри».

 

Елена Севрюгина

Любой значимый конкурс имеет далеко идущие планы. Каковы ваши планы на сегодняшний день? Что вы сами, как организаторы, хотели бы получить от конкурса в идеале? И удалось ли за прошедшие три турнира осуществить то, на что вы рассчитывали?

 

Алёна Овсянникова

На самом деле, я считаю, что нам удалось многого добиться: турнир собирает замечательные стихотворения, привлекает ярких авторов, держит уровень – строгая модерация пропускает на первый этап не более 50 работ, что делает чтение итоговой подборки весьма и весьма увлекательным. Именно читая стихотворения произвольной программы третьего сезона, мы поняли, что это действительно «избранное» и нужно выпускать книгу. Стоит отметить, что все стихотворения должны быть новыми и если не написанными к турниру, то как минимум не публиковавшимися ранее. Это довольно серьёзное ограничение, но очень приятно затем в каких-то других конкурсах и фестивалях видеть стихи, впервые опубликованные в рамках нашего турнира.

У нас есть планы по расширению турнира, привлечению новых людей, новых изданий, нам бы очень хотелось перевести турнир в очное пространство, организовать фестиваль, посвящённый турниру, чтобы могли познакомиться авторы, члены жюри, просто заинтересованные люди… К сожалению, пока финансово это выходит за пределы наших возможностей. Но поиски возможных спонсоров продолжаются.

 

Елена Севрюгина

Существуют ли для вас какие-то определённые критерии отбора конкурсного материала? Наверное, оценка идёт не только по шкале поэзия/не поэзия, а присутствуют и ещё какие-то факторы, влияющие на решение организаторов. Судя по прошлым турнирам, вы старались выбирать стихи разноплановые, показывающие широкий спектр возможностей авторов. Будет ли в новом сезоне соблюдаться подобная тенденция?

 

Алёна Овсянникова

Да, конечно. Модерация короткой программы – дело сложное. Во-первых, у нас несколько модераторов с довольно сильно различающимися личными поэтическими предпочтениями, но при этом умеющих более-менее отстраняться от собственных вкусов. Естественно, на турнир не попадают стихи, признанные слабыми с технической точки зрения минимум двумя модераторами. Но часто получается, что технически крепких стихов всё равно больше, чем должно пройти к судьям. В этом случае мы стараемся дать максимально широкий спектр предоставленных работ. Короткие и длинные строки, разные настроения, разные технические приёмы. Если два стихотворения совпадают по большей части внешних параметров, мы в любом случае оставляем только одно, давая шанс другой поэтике. Ничего личного, просто хочется иметь в подборке хорошие, но разные стихотворения.

 

Елена Севрюгина

Для тех участников, кто впервые будет пробовать свои силы в вашем конкурсе, можно ли подробнее рассказать о правилах нового сезона? И на каких ресурсах можно получить дополнительную информацию о турнире? Изменились ли в новом сезоне критерии отбора жюри, и в целом по каким критериям этот отбор осуществляется?

 

Алёна Овсянникова

Ну, в жюри мы людей не отбираем, а приглашаем – очередь на судейство к нам пока не стоит. В этом сезоне мы постарались пригласить представителей различных редакций, чтобы они не просто оценили работы участников, но и смогли выбрать себе авторов для публикации. Мне кажется, что для участников это действительно важно. Это не просто цифра в сводной таблице, а в каком-то роде признание. Подробную информацию можно получить на нашем сайте https://hoticechallenge.ru/ , в группах в соцсетях. Проходит турнир на конкурсной площадке сайта «Поэмбук», именно там нужно будет подавать работы. Ждём как новых авторов, так и регулярных участников турнира!

 

Ну что же – думаем, если у кого и оставались сомнения по поводу участия в конкурсе «Горячий Лёд», то наше интервью позволило каждому из потенциальных участников принять окончательно положительное и положительно окончательное решение по данному вопросу.

Так что точите коньки, готовьтесь к зимнему сезону – и 1 декабря штурмуйте изо всех сил наш «Горячий Лёд»!