Инна Ряховская

Инна Ряховская

Поёт Орфеевою лирой даль, 
ей вторит эхом голос Эвридики. 
Апреля нежность и весны печаль, 
листвы проклюнувшейся лёгкая вуаль, 
зимы стираются последние улики. 
Счастливый бомж разнежился с утра 
на разогретой солнечной скамейке, 
чинарик закурив. И бликов перестрелка, 
и гвалт, и щебет птиц – у них своя 
     игра. 
Долой из города – на волю, на простор, 
где розовы берёзы на закате, 
и росный жемчуг катится на платье, 
и мать-и-мачехой сияет косогор. 
Трудяга-дятел, оглашает лес 
своим весёлым барабанным стуком. 
Столпотворенье запахов и звуков. 
В зерцалах вод бессмертен лик небес, 
и проницательно Всевидящее Око 
взирает снисходительно до срока. 
Дышать – не надышаться! Пить вино 
весны, хмелея с каждым шагом 
и наполняясь юною отвагой, 
и верить, что не всё предрешено. 
Утраченная в каменном мешке, 
нам здесь ещё так явственна свобода, 
живая жизнь даёт упорно всходы, 
и пребываю от восхода до восхода 
со всей Вселенною накоротке. 
Но в воздухе разлитая тревога 
сгущается у самого порога.