Ирина Маулер

Ирина Маулер

Четвёртое измерение № 23 (299) от 11 августа 2014 г.

Подборка: День наступающий – праздновать!

Эти и те слова

 

Те слова – три слова

Пел соловей, да весь вышел

Улетел, уполз, превратился в корову

Стал серой мусорной мышью.

 

Эти слова – камень в душу

Душат, царапают, закрывают

Солнце, цветные сны, сушат

Горло, глаза  разьедают .

 

Так бывает – не знаешь боли

Заливаешь  любовью, солишь по вкусу-

Ставишь на стол – выходишь в июле,

Не возвращаться бы – лучше.

 

Так бывает – не знаешь боли

Вольно глотаешь  небо и сушу

Эти слова – сидят молью

 И разъедают твою душу.

 

Что остаётся – сшивать и штопать

Душу, хотя не чулок – живая

Те слова свои, три – помнишь?

Ты забыл. И я  забываю…

 

* * *

 

Тебе, через настроиться или послать по известной матери,

Через стол, укрытый парадной скатертью,

или пустой холодильник,

Без сантиментов лишних,

К тебе – то слишком, то – неслышно.

Слишком робкий, заглядывающий в глаза,

Наглый – не помнящий, что сказал,

Чужой – до спазма в голосе, холодных рук –

Не близкий, не вместе, не супруг –

Спрут, сбивающий с ног взглядом –

близко идущий – не рядом,

А если ближе – не хватает света,

 хотя на дворе ближневосточное лето,

летняя кожа тонет в подушках,

но рядом с твоей кожей – душно.

Значит, время вложило закладку,

Значит, давай всё по порядку:

1) взгляд, в котором скачут белки;

2) часы, забывшие про свои стрелки;

3) суп, уснувший в забытой ступе;

4) очки, уставшие от житейской смуты;

5) поворот тела в обратную сторону…

Вот мы с тобой и посторонние.

 

Дорога

 

К себе дорога, к  самому: то льнёт, то мается,

То непонятно почему – вдруг улыбается,

То песни звонкие поёт, то дарит лилии,

А то по имени зовёт, забыв фамилию.

 

Дорога вьётся  наугад –  безпарашютная,

А ты идёшь по  ней – то шах, то шутишь шутки с ней,

А ты идёшь за годом год и улыбаешься,

Ты в Храм пройти не знаешь как,

Но так стараешься...

 

Кого ведет на Эверест, кого в Бастилию.

Кто выбирает дикий лес, а кто бессилен здесь,

Дорога вьётся и плывёт, поёт и прячется,

А ты идёшь  по ней вперёд…  Не оборачивайся!

 

* * *

 

У жизни разные тропинки – степные, пляжные,

У жизни разные картинки – простые, важные.

Обманет первая надежда, вторая выживет,

Сегодня летняя одежда, а завтра – лыжная.

 

Сегодня  солнечные блики волшебным абрисом,

А завтра уплываешь в ливни под серым  парусом,

Сегодня  яркие желанья, а завтра блеклые,

Сегодня пылкие признанья, а завтра беглые.

 

В жару из холода, в любовь из  расставания –

Какие  равные и разные желания!

Одетый в множество одежд – как получается,

Кораблик жизни на волнах себе качается.

 

* * *

 

Буквы расставлены не по местам,

Солнце  закрыло  дверь облакам,

Время весеннее тает в меду,

Я до себя добежать не могу.

 

Белкою слово скачет в руке,

Кошка на русском кричит языке,

Смотрит из зеркала странный овал,

Время на новый идёт перевал.

 

Справа налево – часы на стене,

Стрелки сидят на строптивом коне:

Масти гнедой, жаркий глаз у виска…

Б-же, покрепче держи седока.

 

* * *

 

От суеты и от обид, непониманий,

Душа застыла и молчит, и не внимает.

Не хочет праздника душа, не хочет буден,

А просто тихо, не спеша –

И будь, что будет.

 

Глаза опущены к земле, шаги размыты,

Мечты  задушены вполне, вполне забыты.

Все на местах, всё решено: семья, заботы,

Ну а мечты – они давно

На старых фото.

 

Трель соловья, шум камыша и уток стая

Мелькнет… и вскинется душа,

Как молодая.

 

* * *

 

Он не любит меня, мама,

Он не пишет мне писем ладных

И не ждёт  от меня улыбки,

И мои не важны дела

Для него. Что со мной будет –

То ли ветер меня задует,

То ли музыка, то ли будни –

Безучастны его слова.

 

Вот и падают  прямо в сердце

Льдинки альта и льдинки меццо,

И играет смычком унылым

По душе – его пустота.

Как же можно так ошибаться,

Мама, – ведь мне уже не двадцать,

Мне за счастьем своим гоняться

Не с руки – я уже не та.

 

То ли было... но знаю, слажу

Я и с этим – дела улажу,

Уложу в чемодан, проглажу

И пригожая выйду вновь

 

На дорожки-пригорки жизни.

Знаешь, мама, ещё увидишь

На холсте моей новой жизни

Расцветающую любовь.

 

* * *

 

Посторонние наблюдатели,

Не смотрите в глаза старательно,

Увлекательно, привлекательно,

Дательным падежом, страдательным.

 

Не пишите мне письма длинные

Под линеечку ровной линией,

Ни глаголами, ни числительными,

Ни программами очистительными.

 

Не дышите на пальцы мёрзлые,

Не согреете азбукой Морзе их –

Даже розою сине-розовой

Удивить вы меня не сможете.

 

Посторонние, как ни стойте вы,

Всё равно ничего не стоите –

Ни улыбки, ни взгляда радостного.

Наши стороны – слишком разные.

 

Ветер и роза

 

Сорвался ветер, словно пёс

Цепной, сорвался и бездумно

В лицо швыряет прядь волос

 И пыль и радость улиц шумных.

 

Качает иву у реки,

Качается без заморочек

На красной розе, что цвести

Давно должна, но всё не хочет.

 

Ей песни нежные поёт

На сладкой языке елейном

И норовит совсем, как кот

Свернуться на её коленях.

 

Он обнимает облака,

Он со скалы летит под воду

И обещает, что века

К её ногам он бросить сможет.

 

И лёгкость в теле и восторг

И ожидание мгновенья

И роза красная цветёт

За всё упущенное время.

 

За все минуты невпопад

За злость застывшую в иголках

За то, что ей цветущий сад

Не открывался слишком долго.

 

И ветер нежный, как волна

И верный, словно пёс домашний

Забыл, как он влетал в дома

И паруса срывал на мачтах.

 

И маялся по кабакам,

И падал, поднимаясь страстно.

Теперь уверен он – века

Лишь для него и  розы красной.

 

За все печали и за все

Пока несбывшиеся речи

Она цветёт и он в огне –

 И нет прекрасней этой встречи.

 

* * *

 

Хочется праздника, хочется разного:

В шляпе соломенной с лентою красною,

С синей полоскою моря свободного,

Праздника сладкого, спелого, сдобного.

Доброго – как на дрожжах подходящего,

Вкусного, радостного, настоящего,

Утром и вечером, в будни и праздники –

День наступающий – праздновать.