В выпуске № 26 (554) от 11 сентября 2021 г.

...

(Предисловие поэта) Часть 1. «Зазеркалье» «На кухне, между умывальником и плитой Висело старое зеркало». К этим строкам, ни по стилю, ни по ритму не похожим на стихи, я шёл десять лет. За десять лет до них я написал: Нет, я лирики не признаю, Как кошечка прилизанной, И если пою, то всегда пою На благо социализма. Тогда мне было 16. И в голове моей сидел цензор. Цензор был похож на Маяковского. Маяковского из учебника. Как всех, кто пел на благо социализма, он заставлял меня наступать на горло собственной песне – собственная песня социализму, отменившему частную собственность, была не нужна. Из первых рук Читать
...

Зинаида Вилькорицкая

На кулинарную тему

Боевая готовность
Типичные израильские внуки, как и все внуки на свете, любят навещать своих бабушек.
– Ба, у тебя котлеты есть?
Типичные израильские бабушки, как и все бабушки на свете, обожают кормить своих внуков. Котлеты – святое.
– А что там у тебя оранжевое? Морковка?!
Типичные израильские внуки не питают нежных чувств к овощам, поэтому типичные израильские бабушки обладают способностью запихнуть в мясной фарш витамины в виде лука, моркови и половинки зелёного яблока. Чтобы замаскировать всё это дело, лук трётся на крупную тёрку, морковка – на мелкую, а если сплотить общий состав котлетного организма столовой ложкой манной крупы, сырым яйцом и взбить до воздушного состояния, получается песня. Пышная, сочная, нежная, румяная… 
– Ба, а питы у тебя есть?
– Есть и питы.
– А хумус?
– Есть и хумус.

Новый Монтень Читать
...

София Никитина

Волшебный аромат детства

Дорогие мои лабухи!
 
Люля жила и училась у бабушки в Киеве, где вписана была в еврейскую диаспору, и ей было, что сказать за тогдашний Киев и за ту, раньшую, жизнь.
Люля жила с бабулей на Шулявке, в коммуналке. Одну комнату занимали они с бабулей, а в большой жила украинская семья из пяти человек. Жили дружно. Не в том обычном смысле, что без склок. А в редком каком-то даже по тем времени родственном единении.
А на субботу и воскресенье Люля с бабулей обычно сваливали к своей родне. Самая ближайшая родня жила на Русановке. Люля ездила с бабулей туда с ночёвкой. Иногда зависали на два-три дня.
Дом у тёток был кооперативный. Девятиэтажка. Их подъезд считался еврейским, как, впрочем, и весь дом. На двадцать семь квартир в подъезде было только пять украинских семей. Ненавидели они жидов, искренне и люто, что заставляло гонимый всегда и везде народ сплотиться и дружить семьями.

Новый Монтень Читать