Лев Штальман

Лев Штальман

Четвёртое измерение № 33 (525) от 21 ноября 2020 г.

Подборка: Зенит

* * *

 

Основа одна, не иначе,

У всех гениальных идей:

Разгадки творения алчет

Пытливое племя людей.

 

Потуги помогут едва ли –

Не колется тайны орех.

И, с дьявольским схожий вначале,

Божественный чудится смех.

 

 

2020

 

* * *

 

Как тебе объяснить...

Нам неведомы точные сроки,

Нас питают слабые токи,

Держит вместе тонкая нить.

 

Надо ли объяснять...

Рассветает всегда на востоке,

Горизонт с вершины широкий,

И не движется время вспять.

 

2020

 

С другого берега

 

За рябью листьев – гладь воды,

А дальше – крыши, лес и небо.

Груз беспокойной ерунды

Исчез, как будто бы и не был.

 

Осенний лёгкий холодок,

Свет загустевший, предзакатный.

Не стану, если бы и мог,

Уже отыгрывать обратно.

 

Цепляется к штанине плеть

Малины с ягодкой последней.

Жить – это значит «быть» уметь,

Всё остальное – вздор и бредни.

 

2019

 

Зной

  

Нынче в солнечной плавильне

Дача, сад и огород.

Вон с поспешностью умильной

Воробей из миски пьёт.

  

Как сапог, натёртый ваксой,

Кот лоснится у двери.

Тень течёт ажурной кляксой

На гамак со мной внутри.

 

О превратностях стихии,

Ветра получив толчки,

Грустно шелестят сухие

На акации стручки.

 

2019

 

Памяти Эдуарда Едигаряна

 

Как две библейские горы – Синай и Арарат –

Раздельно мы с тобой росли, названый старший брат.

Но в зрелом возрасте возник наш общий перевал.

Он сблизил нас и навсегда родством сердец связал.

 

От первой встречи до конца счастливой той поры

Промчались пёстрой чередой дары, пиры, костры.

Теперь в душе осталась лишь минувшего печать.

Нам вместе было хорошо пить, говорить, молчать...

 

Сижу один, окаменев до чувств паралича.

Я камнем стал. Я храмом стал. Во мне горит свеча...

 

2019

 

Видение дочери

 

Мне кажется, смерть говорит по-немецки.

Она – негритянка, но с белою кожей.

В просторной накидке – бордовой, тибетской –  

Идёт босиком летним днём непогожим

По краю шоссе, что змеится-лоснится

Среди желтизны вездесущего рапса.

Почти дружелюбны пустые глазницы,

И верить не хочется в близость коллапса.

 

2018

 

Ничком

 

Я саднящая рана, я бессильная плоть.

Шарик сдулся, но иглы продолжают колоть

Оболочку, почти испустившую дух.

Разложение. Мнений не может быть двух.

 

После пушкинской фразы ясный вывод такой:

Если воля пропала, то остался покой.

И теперь мой удел ужасающе прост:

Замерев на земле, превращаться в компост.

 

2018

 

Дождь

 

Начал не спеша, робко

Высохшей земли клёпку.

Вскоре припустил часто.

Здравствуй, шебутной,

Здравствуй!

 

Всё кругом кропя, метя,

Пуще грянь, раскинь плети.

Службу сослужи, ну же:

Напои, оставь лужи.

 

Тотчас внял моим фразам,

Не шутя наддал разом.

Струи по стеклу льются.

Рытвин, ям полны блюдца.

 

Подустал, гляжу, вроде:

Только моросить годен.

Отдыхай, копи силы…

Благодарствуй, мой милый!

 

Чистою слезой стану,

Потеку, сорвусь, кану.

И возникну вновь, значит,

В этом за окном плаче.

 

2017

 

 

Мох лесной – моя постель.

Растянусь листочка площе.

Ясень, дуб, сосна и ель

Кроны надо мной полощут.

 

Так бы вот лежал всю жизнь

Под волнующейся высью

Да глядел сквозь витражи

Из лазури, игл и листьев.

 

2017

 

Бабье лето

 

1.

Опять в цвету метёлки вереска,

Кругом их пышный гобелен.

А там, куда я долго дверь искал,

Не оказалось даже стен.

 

Открыто всё со щедрой благостью

Сознанью, телу и душе,

С нечаянной осенней радостью,

Последней, может быть, уже.

 

2.

Остановись, остолбеней

И созерцай красоты:

Горчащий мёд осенних дней

Наполнил мира соты.

 

Изысканную снедь для глаз

Дождём и солнцем сбрызнув,

Природа призывает нас

По лету править тризну.

 

2016

 

Восход

 

Сами видели. Короче:

Солнце острым ирокезом

На лиловой туше ночи

Ловко делает надрезы,

Зная наперёд вдобавок –

То-то радость будет шмякать

О пустой земной прилавок

Дня сочащуюся мякоть!

 

2015

 

Зенит

 

блаженный миг на высшей точке

небесной и земной орбит

мы проживём поодиночке

зенит

 

2016

 

Закат

 

Глохнет хор дневного гама,

Тяжелеет красок гамма,

Светотени амальгама

Как на древних образах.

 

Облака завитый локон

Пеленает солнце в кокон,

Остывают тигли окон,

Меркнут прямо на глазах.

 

Землю низкое светило

Тёплым светом окатило

Бережно, любя, вполсилы –

К ночи жечься не резон.

 

И, оставив в позолоте 

Рваный край небесной плоти,

В плавном царственном полёте

Следует за горизонт.

 

2011