Михаил Коломенский

Михаил Коломенский

Золотое сечение № 12 (216) от 21 апреля 2012 г.

Подборка: Янтарно предвечерье…

Однажды утром

 

С весны начала биться осень.

Пробивалась сквозь лето.

Пробилась.

 

Вошла со двора

в мою дверь,

поднявшись по лестнице.

Я вышел навстречу ей.

Мы встретились на пороге.

 

Я вздохнул.

Я так долго ждал её.

 

Верлибр

 

Целуя меня, ты думаешь о другом.

Целуя другую, я думаю о тебе.

 

Холостяцкая жизнь

 

Я выстирал свою рубаху

в пене Млечного пути,

подсинил рассветом

и повесил сушить на Солнце.

 

Нет у меня жены.

Я сам стираю себе.

 

Из серии «Картинная галерея»

 

У картины «Гонец»

 

В старинной

          странной

                     стороне,

где странствовали старцы,

где весть неслася на коне,

где жили буквы «шта» и «рцы» –

венцы

          души моей остались;

 

и, изумрудностью полна,

с тех пор из века в век она

тихонько, чтоб не взволновались

те, кто на этот раз со мной, –

лишь только сон мосты наводит –

к себе на родину, домой

женой

          невенчаной уходит.

 

В окружении картин Чюрлёниса

 

Музыкальная мельница мелет

лучи весны.

Безостановочное звучанье.

 

По реке предчувствий

тихо спускается плот.

Башни на берегах.

 

Из земли выстреливают тюльпаны.

Каждый – нота.

Протянулись флажки к светилам.

 

Я вечен. Я растворён.

 

Ночное

 

1.

 

Тихо тикает будильник,

Мерно ропщет холодильник,

В небе дремлет самолёт,

Ночь стоит, и ночь идёт.

 

2.

 

Тайной длящейся одеты,

Неподвижные предметы,

Отвечая на мой взгляд,

Что-то внятно говорят.

 

3.

 

Час открытий, миг покоя.

Я один – но мир со мною.

Смыслы слышатся в ночи.

Carpe noctem – и молчи.

 

* * *

 

Я любил её.

Собственно, этим

сказано всё.

 

Я любил её так,

что не имело значенья,

любит она меня или нет.

 

Я любил её.

Это значит –

люблю до сих пор.

 

Парнасское

 

Можжевельником пахла тропа,

Всё, что есть, говорить начинало,

И ошейник земного раба

С меня муза привычно снимала.

 

И вершина ждала как итог

Замечательного постоянства…

Но случилось со временем то,

Что бывает ещё и с пространством.

 

От низин поднялась благодать,

Телевышка Парнас увенчала –

Не затем, чтоб парнасскою стать,

А чтоб спутать концы и начала.

 

Кто на вышке – тот лучший певец,

И прокладка прилеплена к музе,

И Кастальский ручей через ТЭЦ,

Клокоча, поступает в джакузи.

 

И, мигая, летит караван

По накатанному серпантину…

Можжевельником пахнет стакан

На последние взятого джину.

 

Полдень

 

облитые зноем дома

окраина

 

степь

          разморённа как женщина

 

                              ма

 

далёкое «пить» перепёлки

 

                  ре

 

                              во 

 

одинокий автобус

беззвучно ползёт по шоссе

 

Анри

 

Простите, люди, короля –

немного пьян…

Не всё же вам

кирять без меры!

 

Какая скользкая земля

мои расшатывает нервы…

 

Неправильный сонет

 

Мы жили просто: был балкон,

Осенним солнышком одарен,

И две бутылки с молоком

В некрашеном фанерном баре.

 

Моей ты музой не была,

Твоим художником я не был,

И славы лёгкие крыла

Меня в своё не звали небо.

 

Так шло. И я ещё не знал

(я просто жил; живя – писал),

что так подолгу не бывает

 

и что другие замечают

то, чего ты не замечал,

и безвозвратно всё меняют.

 

Из музыкального спектакля «Укрощение строптивой»

 

Петруччо

 

Как холодно… Как холодно на свете…

Дружище! Разожги огонь!..

Такой колючий отовсюду ветер –

Я мягкость пламени возьму в ладонь.

 

Любовь полётна, и летуче пламя;

Любовь и пламя – с небом заодно.

Ночь, как стена, воздвиглась между нами –

Огнём хочу я в ней прожечь окно!..

 

Ночь, как стена, воздвиглась между нами –

Огнём хочу я в ней прожечь окно!..

 

Тарантелла Баптисты

 

I

 

Ах, Бьянка –

услада, отрада!..

Иной женихам и не надо.

А эта –

исчадие ада,

для общего счастья преграда!..

 

Совсем невменяема стала…

Ну, значит, она – не в меня!

Свободу зачем-то храня,

как чёрт, женихов распугала…

Ей-богу,

пример

небывалый!

 

II

 

Синьоры,

я мучился долго

под бременем отчего долга.

О чудо:

готова помолвка! –

на норов напала сноровка.

 

Узнал я, кто дочери нужен! –

она уродилась в него –

не в мать, не в отца своего;

нет-нет, и не в дьявола. Хуже!

Она

уродилась

в мужа.

 

Из мюзикла «Тринадцатая звезда»

 

Джек Боевой Конёк полюбил Ясноглазку.

Есть у него дружок – робкий Пушок.

И враг у него есть тоже – совсем не робкий.

 

Живут они в клетках – кролики потому что.

По воскресеньям бегут.

За ними – собаки.

А на трибунах – люди.

Для счастья людей всё это.

 

Не смог убежать – растерзан.

Смог убежать – награда

в виде звезды, серьгой.

И вот, если ты набрал

целых 12 звёзд,

а после ещё одну –

тебя отпустят на волю!

(Такого пока не бывало.)

 

…И только один из людей

друг Боевому Коньку –

боцман-пьяница Микки Ду.

 

Пролог. Tutti

 

Нас кормят для того, чтоб посмотреть,

Как мы в отчаянии будем

                                        бежать,

Как догоняет нас борзая смерть

И как не можем мы себя защищать.

 

 

Не будут нас оплакивать, скорбя –

В один прыжок двенадцать футов

                                                  покрой! –

Ведь даже когда ставят на тебя,

То всё равно хотят твою видеть кровь.

 

Из клетки – в ту же клетку,

А по дороге – смерть.

Воскресная прогулка –

Увиливать не сметь!

 

Беги, петляй и прыгай,

И если ты уйдёшь –

Ещё одну неделю

По праву проживёшь!

 

Джек. Песнь бега

 

Готовится жизни отмена

С дымящейся кровью в пыли –

Но притяжение неба

Сильней тяготенья земли!

 

Не делайте ставок! Победа

Всегда на моей стороне:

Я существую для бега,

А бег существует во мне!

 

Как бьётся земля в мои лапы,

От них оторваться стремясь!..

Если б не я – не смогла бы,

И вот – получилось у нас!

 

Я рву тяготения нити,

Я в воздухе тело несу,

Петля! Прыжок! Я – в зените,

А псы – позади и внизу!..

 

Не слышу я визга отставших –

Лечу, ожидая, когда

Вдруг на ушах задрожавших

Последняя вспыхнет звезда!..

 

Вспыхнет звезда…

 

Покаяние Мики Ду

(Синкопируя и свингуя)

 

Прости меня, пожалуйста, Джек,

Но я всего лишь человек,

Я слабый, слабый человек,

О Джек, прости меня, о Джек!

 

                              Я поставил…

                    я поставил…

против тебя!

 

Страдая только одной мечтой,

Я шёл в кильватере с тобой,

Но место зюйда занял норд,

И изменил названье порт.

 

                             Я поставил…

 

                    я поставил…

против тебя!

 

Я поставил –

                     против тебя!..

 

я так хотел в своём доме жить

я жить хотел в своём доме так

жить так хотел я в доме своём

хотел так жить в своём доме я

 

 

Соната города. Фрагменты

 

1. Adagio

 

Город

 

Что слышится вам в этом слове?..

Что видится вам в этом слове?..

 

Город

The town

Die Stadt

La ciudad

Miasto

Hrad

Город

 

к которому я прирастал

так затянувшеся-трудно

что теперь уже не оторваться

 

город асфальта акаций троллейбусов город

мой дом

мой двор

мой сад

 

ты весь заполнен чувствами моими

 

брожу по тебе.

Брожу.

 

Брожу по тебе

брожу

.....................................

 

Янтарно предвечерье.

Нимбы

волос над загадками лиц

колеблются

бликами моря.

 

Особое дня состоянье.

Ласково город пронизан

воздухосветом.

 

Спешенье.

Сплетенье

шагов,

разговоров,

желаний.

Движение

по тротуарам.

Прилив в магазинах.

С работы –

домой.

На занятья. Свиданья.

Нет лучшего часа

для встреч…

 

Что ж я не спешу?

 

брожу брожу по тебе

.....................................

2. Andante

 

...Вспыхнули зонтики!

Дождь –

энергичный и яркий,

когда звучат краски,

когда

народ разбежался в подъезды,

под козырьки, на ступеньки

и ты

тоже куда-то бежишь!..

 

В какое ж из мест?

С кем

ты дождь переждал бы в укрытье,

быстрый, весенний,

такой молодой?..

 

Мокнешь,

не завернув никуда.

.....................................

 

4. Final. Allegro

.....................................

Прими меня, огнящаяся ночь!..

Прими меня в себя,

душистый тёплый город, –

в надречных парков купы,

в лоно улиц,

друг другу отдающих негу дня;

невзгоды, прочь!

вас нет! Есть – я

 

и время остановлено

мгновеньем

пронзающего всё соединенья

 

и город уходивший

вдруг

в меня вошёл

 

и разомкнулся

бессчётных возвращений круг

внезапно