Надежда Подколзина

Надежда Подколзина

Четвёртое измерение № 4 (568) от 1 февраля 2022 года

Подборка: Лодка моя качается

* * *

 

Давай пирог из яблок испечём?

И будем – только чтоб к плечу плечо –

Глядеть, как он румянится в духовке

Следить, как поднимаются края

Как раньше: слева ты, а справа я,

Дивиться от души такой сноровке

 

И можно ничего не говорить

Сама собой петляет быстро нить,

Вывязывая сложные узоры

Как будто повернулось время вспять

И нам с тобою снова семь и пять,

А за окном другой, поменьше, город

 

Ты слышишь, как звенит ночной трамвай,

Дворовых псов слегка сердитый лай

Ведь помнишь, во дворе всегда собаки.

А завтра будет папа выходной

Он маму пригласит и нас с тобой

Мороженое есть в центральном парке.

 

На кухне ждёт большой-большой пирог

И мы с тобой бежим, не чуя ног

Ведь мама из окна зовёт на ужин

Уже в прихожей яблок аромат

Душа поёт, как сводный хор цикад.

Ночь, август и компот из красных кружек.

 

Всё по плечу, когда к нему плечо

Подуешь и уже не горячо

Закон простой, но до сих пор рабочий

Мы были паруса и корабли,

Мы что угодно раньше бы смогли...

Давай пирог? Компот из кружки.

Хочешь?

 

Лодка

 

Лодка моя качается в камышах.

Рядом снуют, торопятся, мельтешат…

Только б успеть с собою набрать побольше

Лодка моя качается – я сижу

Жук смешной неуклюже ползёт в межу.

Я в кулаке сжимаю земли пригоршню

 

Дело к закату и каждому скоро плыть

Правда, чем ближе, тем холоднее прыть

Тот, кто уплыл, ещё не прислал привета

Не увезти с собой сундуки и снедь,

Только и дела, что землю в ладони греть,

Запах речной запомнить,

Жука и лето

 

* * *

 

Небо тёмное, побережье,

Моря звёздное полотно,

А луна как монета между

И к утру упадёт на дно

 

Там скопилось поди не счесть их –

Царь морской новым лунам рад

Чайки крыльями против шерсти

Чешут ветер. Летят в закат.

 

Вечер с пляжа уходит пирсом

Свет, как водится, приглушив

Тихо-тихо играет Тирсен

В закоулках твоей души

 

Ночь, мурлыча, заводит песню

Лечит каждый её куплет

В ней мы снова на пирсе вместе

Ноги свесили. Ждём рассвет.

 

Время – доброе. Выручает.

Если доля твоя горька

Слушай волны, гляди на чаек,

Жди ответа издалека

 

С морем мы теперь словно братья

Соль сплошная и вся – внутри

 

Сколько лун мы ещё заплатим?

Если знаешь –

не говори

 

* * *

 

Давай Ему о планах всё расскажем?

Чего уж, насмешим так насмешим

Отправим с первым голубем бумажным

Авось домчит, пройдоха-херувим

 

Расскажем, что хотим ещё пластинки

(Почти до дыр заслушан Тадж Махал),

Петлять по Маросейке и Ордынке

Он помнит, он и сам не раз петлял

 

Хотим забыть, что мир чертовски сложен

И логики в нём будто ни на грош

А просто жить и ощущать на коже

Мурашечную ласковую дрожь

 

Сидеть на пирсе, ноги в море свесив

Гадать по звёздам и читать стихи

И понимать, что мы – покуда вместе

Сильней, пожалуй, всех других стихий

 

Встречать рассветы, как друзей давнишних

Писать про них в толстенную тетрадь

И вся она пока ещё не вышла

Долготерпеть и не переставать

 

Смотреть вперёд и не бояться Лету

Мы сможем превратить её в вино

А после будут новые рассветы...

 

Как думаешь, Ему уже смешно?

 

Дождь

 

Только дождь, наверное,

мог бы нас всех спасти

Он гуляет всюду,

он в каждые окна вхож

Но с собой берёт только тех,

в ком звучит мотив

Трубачей, художников и

никогда – вельмож

 

Тем, кто глух, не слышит –

достанется липкий страх

С теми, кто путь не ищет,

он будет сухим как брют

Капли его всегда

в простёртых людских руках:

Да наполнятся руки,

что просят и отдают!

Если найдёшь в себе смелости,

выберешь путь

Он стеной за тебя,

тот, на кого опереться

Только ты не сворачивай,

только кипи как ртуть

Солью будь у Земли и

полным набором специй.

Дождю наплевать на запреты

и карантин

Он ведь приходит только,

чтоб мир не засох совсем

Стукнет костяшкам капель:

давай, выходи

А ты бы и вышел, но

как же ты там, без стен?

 

Просто представь

 

Просто представь, что здесь нет никого.

Совсем

Нет потолка и нет серых угрюмых стен.

Есть только ты и внутри сумасшедший стук.

И никого. Никого. Никого вокруг

 

Просто представь и танцуй, выдыхай, кружись

Так, говорят, начинают другую жизнь

Целься в луну, она может поймать стрелу

Будешь принцессой и Золушкой на балу

Ветер расскажет о том, где тебе найти

Место, где сходятся все к одному пути

 

Плачь сколько выйдет навзрыд, на разрыв, взахлёб

Плачь и когда-нибудь точно растает лёд,

Вновь улыбнётся однажды жестокий Кай

Будет весна, и, наверное, даже май

 

Только послушай, ведь если внутри стучит

Значит ты можешь ещё отыскать ключи,

Значит откроешь

когда-нибудь

может быть

Дверь за которой чабрец, васильки и сныть,

Дверь за которой по-летнему хорошо

И мир совсем не похож на большой мешок

Чайки летают и сказку шумит прибой

Здесь можно жить, а ещё – быть самим собой

Нет потолка и нет серых угрюмых стен...

 

Жаль только, что

ты не слышишь меня

совсем

 

Дедушке

 

За окном расцветает груша

В этот год она мне родней

Провожаю в дорогу мужа

Сорок зябких ночей и дней

 

Кружит голову запах вешний,

Ветер гладит по волосам

Как дышалось легко, утешно

Первой общей весною нам

 

Как кружились цветные ситцы

Под кларнет и аккордеон

Как просила тебя присниться...

И как сбылся девичий сон

 

Балерина в бутылке пляшет

Золотою фольгою снег

Ах, какие там годы наши

До полковника – целый век!

 

Жизнь такие даёт уроки

Будто кожу с тебя живьём

Но с тобою, мой ясноокий

Мы справлялись всегда вдвоём

 

Громыхнули года салютом

Календарь добирает дни

Как тебе там тепло, уютно?

Ты, пожалуйста, намекни

 

За окном расцветает груша

Лепестков распускает рать

Провожаю в дорогу мужа

Боже, выйдешь его встречать?

 

* * *

 

Этим летом 2020-м

Стало ясно: уже пора

Насквозь ржавые все его латы –

Мишура

 

Коньяка глоток, и на лифте вниз

Между рёбер ртуть

Может быть опять этот чёртов криз?

Да не суть

 

Там внизу июль и кипит Москва.

Уж наверняка

Отогреют жаркие 32

Старика

 

Облака окрасились в перламутр

Небосвод им мал

Встретил бы ещё хоть полсотни утр,

Не устал!

 

Жизнь продляет здорово диалог,

Если по душам

– Знаешь, дочка... Послушай меня, сынок –

Все спешат

 

Хоть дорога плохо уже видна

Он не сбавит шаг

Только все медали и ордена

На пиджак

 

От подъезда к лавке и в магазин.

Не допустит Бог,

Чтоб остался этот, что брал Берлин

Одинок