Наталья Никулина

Наталья Никулина

Все стихи Натальи Никулиной

* * *

 

Ангелы довольствуются малым.

Не прибегая к насилию.

Не унижаясь до просьб.

Не выставляя напоказ своего горя.

Ангелы довольствуются малым –

искрами, каплями, бликами, отзвуками,

эхом, миражами, иллюзиями,

минувшим довольствуются,

случаем, следствием –

крохами со стола жизни,

отчего-то называемой гламурной.

Недавно отыскала своего ангела

меж страниц,

в толстой книге

под названием «Библия»…

 

лепестками мака

с горы Елеонской от Эго отгородился,

сидит и смотрит большими глазами…

 

* * *

 

Ангелы рассыпаются

На множество маленьких муравьёв.

Шестикрылые серафимы

Превращаются

в пауков.

Но скорпионы

Задирают хвосты

Стремясь

Вернуть себе подобие херувимов.

 

Никуда не деться мне

от твоей любви.

 

 

* * *

 

болит. сердце болит

входим в чужую

атмосферу земли

 

* * *

 

в сердце расщеплённого атома –

лучина.

в сердце человека – песня о ней.

 


Поэтическая викторина

* * *

 

в тот день

когда мы хоронили Джемму

я неожиданно поняла

что верлибр

находится в глубине многовековой конструкции

там где свобода движения живого в неживом полная.

в тот день когда мы хоронили Джемму

во внутреннем диалоге с кем-то

кому я не совсем безразлична

я осознала –

внешнее не имеет значения.

не стоит столь пристально рассматривать поверхностное устройство верлибра.

пусть он напоминает что пожелает:

реку с перекатами

или глубокую колею с ухабами

или твои руки

в которых замерло по утренней звезде

или даже пусть

ничего не напоминает

потому что стремясь в бесконечность

он порой исчезает прямо на глазах.

главное в верлибре –

три сокровенных лепестка

похожих на сияющие нити света

всё связующие

и всё разрешающие...

так я отвечала тому

кому я не совсем безразлична.

с остальными я вряд ли осознала

триединство всего сущего в хорошем верлибре...

 

Венецианское

 

кому как не Иосифу Бродскому

знать что

любовь к Марине Басмановой

сильнее всех расстояний.

 

кому как не Иосифу Обручнику

знать что

неизменное расстояние между ним и Девой Марией

и есть любовь к Сыну Мариам.

 

Fondamenta degli Inkurabili.

Набережная Неисцелённых.

Храм Сан Дзакария.

Порой на закате здесь можно увидеть как

какой-нибудь из Иосифов смотрит на «Мадонну с младенцем» Беллини.

……………………………………………………

кому как не итальянскому художнику знать что

расстояние в один дюйм между пяткой младенца

и ладонью мадонны и есть разница

между любовью и эротикой.

……………………………………………………

различить Иосифов можно потому, что

Обручник тихо смеётся.

Бродский плачет.

______________________________________________________________

Иосиф Бродский долго разыскивал храм в Венеции, в котором хранится картина Джованни Белинни «Мадонна с младенцем», где ладонь мадонны не касается младенца Христа.

 

* * *

 

весь процесс

человеческой жизни на Земле –

приглашение на казнь.

правы были Набоков и Кафка

и свят – Христос.

 

медленно течёт по жилам

кровь

переполненная

перекрученными

перебитыми

переломанными

перемолотыми

иглами

терновника

 

* * *

 

внутреннее

и внешнее

столкнулись

 

во мне

 

и во вне

отпечаталась

вечность

 

* * *

 

вот он,

вот он – Иерусалим!

белым хлебом – кубик к кубику,

сахаром-рафинадом – рубик к рубику,

мелом белым – рёбрышко к рёбрышку

сложился/рассыпался/и опять сложился.

к сердцу прижать –

мягко на сердце.

на язык положить –

сладко во рту.

в руки взять

всё небо исписать

именем твоим,

Иешуа.

 

 

* * *

 

дорога всё дальше

уходит в небо.

впереди идут космонавты

в оранжевых скафандрах

с чемоданчиками

земного воздуха в руках.

на почтительном расстоянии от них

идёт тяжёлая дорожная техника.

сквозь свежеуложенный асфальт легко протекают

горние облака.

 

* * *

 

Душа моя в руках ангела –

светильник на открытом месте.

и светит всем. Спяща мя зле тяготою греховную,

яко бдяща сохрани.

Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом яко ризою.

 

в руках эго душа –

лампа Аладдина.

 

лабиринтами пальцев вся зацапана,

до дыр затёрта.

меркнет свет её,

лучи ржавеют.

подобием шкуры становятся

мамонта ли, минотавра… Спяща мя зле тяготою греховную,

яко бдяща сохрани.

Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом яко ризою

 

Зимой на кладбище

 

Валерию Прокошину
и его внучке Валерии

 

1.


раньше,
умирая,
отцы
оставляли детям
на память о себе
часы.
сейчас – оставляют внукам
мобильники.
тем более,
что чаще всего, имя менять не надо.

Вот и Валера…

однажды позвонит по этому мобильнику
тот,
кому невмоготу,
или тот,
кто ещё не знает…
и Валера мужественно ответит,

Только голос окажется женским.

2.


зимой на кладбище
после сильных снегопадов
каждый столик стоит
словно паска
только что вынутая
из пластмассовой формочки
в окружении пасхальных куличей
по числу столбиков ограды
в ожидании Воскресенья…

 

* * *

 

и глаза – херувимы

и сердца – херувимы

а так – чёрные дыры.

 

Иерусалимское

 

1.

 

если крест –

мера длины крыльев

то крестный путь –

взлётная полоса.

 

2.

 

но чем выше скорость разбега

тем сильнее тяжесть грехов…

а у каждого своя взлётная Via dolorosa.

 

3.

 

крест – вес

нашей любви.

 

но чем тяжелее вес

неразделённой любви

тем выше Его Голгофа

 

крест – тест на бессмертие.

_____________________

(Via dolorosa/ Виа Долороза (Путь скорби).

 

из цикла проза поэта

 

* * *

 

– Мне снятся странные сны, –

сказала она ему. –

Сначала всё происходит по-настоящему,

но вскоре я начинаю понимать, что

вижу во сне свой рассказ о чём-то непонятном,

участником чего я тоже являюсь.

Позже я вдруг понимаю, что

из живых людей в нём – только я,

которая по мере осознания происходящего, превращается в куклу.

А потом выясняется, что я смотрю фильм о себе

как сторонний наблюдатель, где я тоже кукла,

вырезанная из дерева.

– Но ты меня не слушаешь, дорогой…

– Слушаю, ты забыла сказать, что

в конце фильма события начинают бежать

в обратную сторону и правая сторона

меняется с левой.

– Вспомнила! Так и было!

Я попыталась зайти не в тот подъезд…

Вернее, я попыталась зайти в тот,

который в прошлом был настоящим,

а тот, который был мне нужен в переходном состоянии,

я не успела найти, потому что проснулась в прошлом.

Интересно, – подумала она, осторожно взглянув на него, –

А деревянной я стану в будущем или в прошлом?..

или это обязательное условие Вечности?

 

* * *

 

– Знаешь, я нашла доказательство

того, что все мы из будущего, – сказала она.

– Ты серьёзно?

– Настолько, насколько ты мне это позволишь…

– Ну, и…

– Если бы мы не были из будущего,

мы бы никогда ничего нового не придумали.

И вовсе не потому, что всё новое –

это хорошо забытое старое,

а потому что всё придуманное и созданное нами –

продукт высшей цивилизации…

Мы потихоньку возвращаемся в своё прошлое.

– Ты же сказала: будущее.

– В прошлое, которое стало будущим.

Ненадолго, чтобы мы успели, как следует его запомнить.

 

* * *

 

– Никаких чистых листов!

Стираются только прощёные грехи!

Палимпсест выдумали революционеры! –

Сказал он сам себе, – и подумал, –

пора придумывать новый альфавид.

– Ты хотел сказать, алфавит? – поправила его она.

– Да. Понимаешь, все поверхности давно исписаны!

Но все упорно пишут поверх написанного.

Некоторые пока пишут свои тексты,

успевают прочитать чужие, а это чревато… повторами.

Неизменно лишь ирокезское и перуанское письмо.

А заметнее – шумерская клинопись, –

подумав, добавил он.

– И египетские иероглифы, – добавила она.

– К тому же, редко кто может их понять.

Что-то такое и надо придумать, –

сказал он сам себе ещё раз, –

чтобы история перестала, наконец, повторяться

с такой безумной и последовательной настойчивостью.

 

* * *

 

чёрные дыры

не отпускают

не отпускает и Бог

 

* * *

 

Елене Кацюбе

 

когда я слышу взрывы

под землёй. я знаю –

семена твои проснулись.

 

 

* * *

 

масса масок вокруг.

и под каждой

потерянный образ Бога.

и свет дежурный

нетварный не/тварный/

словно улыбка Его

внутри дожидается.

 

* * *

 

между Рублёвкой

и Троицей Рублёва

такая пропасть!.. всего

духовная называется.

 

* * *

 

меч –

мечта

мужского рода

 

* * *

 

мир покоится на трёх китах

подрастает на пяти хлебах

и гниёт на семи грехах…

 

…а вселенная всё старше и старше

а бог всё моложе и моложе

а человек всё ближе и ближе

к их возрасту…

 

да и время –

всего лишь расстояние

между Богом и человеком.

 

Моление о Чаше

 

и видели мы гору Фавор

и долго смотрели на гору Вознесения

и стояли на горе Свержения

и обошли вокруг Масличной горы

несколько раз обошли

и проехали мимо долины Ада

и мимо горы Армагеддон

так и не побывав в Гефсиманском саду

так и не побывав…

 

так услышал Господь нашу молитву

так услышал.

 

НЕБОйся

 

фаллос должен быть направлен в небо,
чтобы оно вошло в тебя
НЕБОйся
НЕБОльно.

фаллос пишется с двумя «лл».

 

* * *

 

несложно летать во сне

а хочется – наяву!

 

если человечество начнёт

просыпаться во время полётов во сне –

наяву постепенно исчезнут

все боевые ракеты – и дальние и ближние.

 

вместе с бомбардировщиками –

исчезнут бомбы

вместе с истребителями-носителями ядерных зарядов

и вертолётами – уйдут из жизни авианосцы

а подводные лодки на радостях и от горя сами пойдут ко дну

 

вместе с дронами

на земле исчезнут

пулеметы и всякие маленькие гадости

вроде камер слежения.

 

птицы! громче пойте свои песни

о золотом веке человечества!

 

День Духа Святаго 2021г.

 

 

* * *

 

неужели:

 

если мои слова

станут честными

меня перестанут понимать

 

если мои мысли

станут чистыми

меня перестанут замечать

 

если мои чувства станут прозрачными

меня перестанут видеть

 

сквозь меня будут пролетать птицы

сквозь меня будут пробегать олени

проходить стада бизонов

 

будут

если захотят

проплывать рыбы

проноситься скорые поезда.

и даже прорастать трава…

 

неужели?

 

День Духа Святаго 2021г.

 

* * *

 

никто не хотел умирать.

поздней осенью

вновь объявили конец света.

никто

не хотел

только мухи упорно

садились на рамы

как на раны

зашитые 

пластиком окон

с двойными стеклопакетами

с тройными

 

* * *

 

о, ложе!

о, лжица!

о, жизнь!

 

он ударился о тонкие ветки дерева

 

* * *

 

мы встретились ранним утром

на дне сухого оврага.

нос к носу.

в серые будни рванулся свет!

я пригладил колючие дни.

она тоже была обнажена.

только у ног её ещё струился свет.

– это ёжики напустили туману, –

сказал кто-то вверху, –

пойдём любимая, я знаю дорогу домой.

 

* * *

 

мы были вместе.

ночь меня полнила.

высокая стая лебедей

стояла над нами.

мы входили в лету…

– тут никого нет, –

сказал кто-то рядом,–

только два мотылька

занимаются сексом.

 

* * *

 

он ударился о тонкие ветки дерева,

когда садился рядом.

словно жесть

тонко завибрировал воздух между нами.

отозвался в центре сплетения судеб

ударил острой волной

заставил оцепенеть.

в доме напротив погас свет.

в окнах заметались огоньки.

– будет гроза. май всё-таки. –

пророкотал рядом мужской голос –

нужно выключить телевизор и компьютер.

да и майские жуки летят на свет, дорогая.

 

* * *

 

она спешила ему навстречу.

в её глазах отражались

маленькие хризантемовые вечера.

он терпеливо ждал.

когда утро превратилось в сплошное солнце

какая-то сила подняла его так высоко

что перехватило дыхание.

– ещё одна улитка, –

скользнул над ней томный голос, –

сплошное наказание эта чужая любовь.

 

 

* * *

 

притихли волны

галилейского моря.

поудобнее надо

назарянину встать.

 

Прозрачное слово
 

вот оно СЛОВО
прозрачное слОво
настоянное на слезе
заправленное чернилами
или принтерной пылью
вот оно прозрачное
висит передо мной
колышется в воздухе
из вдоха и выдоха,
из сладковатого глотка
и горького мгновения
вот оно
лежит передо мной
круглее чаши
прозрачнее киселя
которым поминают ушедших.

 

Смею надеяться

 

выделились мы.

отделились, разделились.

жизнь отдельно.

совесть отдельно.

 

грудь отдельно.

ордена отдельно.

нынешние не в счёт –

эрзац.

ордена, конечно,

не грудь.

грудь – настоящая.

 

как церковь отделена от государства

так страна отделена

от народа.

 

как бомж отделён от цивилизации,

так люди отделены

от жизни.

 

как время отделено от пространства,

как дух отделен от тела,

как свет отделён от души,

как...

 

на тесной парковочной площадке

среди дорогих автомобилей

всё чаще бродит женщина в белом,

со старинным ридикюлем,

похожим на маленький белый гробик,

и крепко сжимает его замок.

что там?

жизнь отдельно

смерть отдельно?

 

а может быть там только смерть?

 

или всё вперемешку ?

смею надеяться на это.

 

но придётся открыть.

 

 

* * *

 

сот РА

с  утра –

Артос

 

* * *

 

теперь мы  огонь.

теперь мы – Огонь поядающий.

теперь – мы огонь по Я дающий!

 

* * *

 

Вячеславу Черникову

 

у Бога

на каждое я-Блок-о

свой Спас

 

Уроки
 

после первого поцелуя
уехала к бабушке
встретила там тебя
поняла – любовь существует.

после окончательного разрыва с тобой
уехала на фиджи
встретила там патологоанатома
поняла – есть жизнь после смерти.

после неудачного самоубийства
уехала в африку
встретила там антрополога
поняла – реинкарнация существует.

после клинической смерти
встретила Бога
вернулась домой
поняла – рай существует!

 

* * *

 

Стивену Хокингу

 

чёрные дыры

его поглотили.

пропустили как в мясорубке его время

и он закрыл собой то что открыл.

теперь мы живём в другом мире

без разделения на тот и этот свет

без страха перед чёрными дырами

без перспективы

переродиться

уйти от ответственности

побыть собой.

 

Христос предупреждал

но мы не верили.

 

Эго

 

* * *

 

Вот оно, Эго моё!

Сидит. Голову на колени склонило.

С головы до пят

опутано тиной грехов и пороков.

И вся глубина падения его –

в сердце его.

И низость мыслей – стопы его.

Высота гордыни – объём грудей его.

Узость взглядов – талия его.

Полнота лени – бёдра его.

Долгота прелюбодеяний – руки его.

Бесконечность пересудов – язык его.

Величина тщеславия – ум его.

И пустота чувств – очи его.

Смотрит оно на себя и не видит себя.

Сейчас встанет

и опять пойдёт за мной,

не отставая от меня ни на шаг,

словно пришитое ко мне

Иглою старшего Кутюрье,

и душа его –

все эти 90 на 60 на 90

страстей его.

 

* * *

 

Чего уж проще –

исправить погоду.

 

Исправить

и забыть о ней.

Если не навсегда,

то хотя бы не ругать её

при каждой встрече с первым встречным…

и всего-то нужно –

не убивать, не лгать, не красть, не судить, не обижать любимых…

коллизии, переходящие в катаклизмы – всё так примитивно:

дождь – слёзы,

миражи – иллюзии,

туманы – обманы,

буря – обиды (если мглою кроет – скандалы);

оползни, сели, лавины – клевета, клевета, клевета;

наводнения, цунами, землетрясения – прелюбодейства всякого рода,

извержения вулканов – гордость и злость, злость и гордость, и более ничего.

смерчи – убийства,

Ну, давайте попробуем,

ну, хотя бы ради себя любимых.

Ради того, наконец, что бы сменить тему.

Ну что мы всё о погоде, да о погоде,

как попугаи, на самом деле?

Неужели больше поговорить не о чем?

Всё ругаем её и ругаем

Давайте попробуем и перестанем.

Ради Эго!

И поднимем бокалы за ушедшее райское лето

с раздавленными ягодами светлых дней!

 

Эго и душа

 

1.

 

под эгидой эго

нестройными рядами

и вообще не рядами,

и даже не толпами,

а хаотически двигаясь,

то наскакивая,

то подлетая,

то наплывая,

наступают на душу мою

разные чувства

и как сперматозоиды,

проникая в яйцеклетку,

оплодотворяют её.

Кто ты, эго моё?

 

2.

 

меня беспокоит его присутствие здесь

успокаивает его отсутствие.

появляется надежда,

что оно вернётся другим,

несколько изменённым.

лучше – совсем другим.

меня беспокоит и даже раздражает

что мы не совпадаем:

я – Душа и моё эго –

большой ребёнок.

сплошное: дай! дай! дай!

хочу! хочу! хочу!

но иногда оно исчезает…

и я замираю в ожидании

каким оно вернётся?

и сможем ли мы по-прежнему

играть с ним в поддавки?

 

 

* * *

ах, эти дырочки в тверди,
через которые льётся тот свет,
делаясь всё твёрже и твёрже,
пока не станет твердыней.

ах, эта твердыня,
о которую бьёшься и бьёшься,
высекая первые проблески ума,
искры прозрения,
огонь желания,
свет любви...

ах, этот свет
духовного озарения.

 

* * *
 

в Магрибе* твоей души
я сегодня нашла
свой чёрный волос.
зачем ты хранишь его там?
Я давно уже поседела.

---

*Магриб – страны на западе Африки.

 

* * *

 

говоришь, кристалл

говоришь, жидкий

и смотришь в меня

как в микроскоп

говоришь, видишь насквозь

всю душу мою

до донышка...

а решётку жидкокристаллическую

клетку мою золотую

графитовую молекулярную

бриллиантовую

на безымянном пальце не видишь.

не видишь.

и видеть не желаешь

как же тогда с душой у тебя получается,

ангел ты чужой, шестикрылый,

херувим не мой, многоочитый…

как же тог…

 

* * *

 

иногда мне кажется

что остов моего скелета

может превратиться в корабль

и я поплыву на нём к тебе...

 

обрастёт со временем мохом прорастёт травой

и весной в половодье качнувшись поплывёт

вниз

куда-то вниз

где находишься ты.

посланцы времени –

птицы композиторы и женщины

проводят его новым гимном.

думаю это может произойти в Прощёное воскресенье.

 

* * *

 

интересно, где находится
эталон возраста,
которым руководствуются,
когда говорят, –
вы не выглядите на свой возраст.

нужно говорить:
вы стареете, как роза...
ваши лепестки опадают
глазами на восток.
ваш возраст отмеряет солнце.
количество света,
исходящее от вас –
эталон вашего возраста.

вот, как надо говорить.
ведь правда, что правда –
эталон вашего возраста?

 

* * *

 

костюм стал велик

усохла что ли душа

?

едва дыша

я повернулась внутри себя

качнула звезду над стихами

что лежали под сердцем

жабрами шевеля.

надо попробовать ещё раз.

задом наперёд

ходить как-то неудобно.

и поискать выход...

может быть завтра

может быть сейчас

может быть вслед

за уходящим светом из твоих глаз...

 

* * *

 

мама пытается сохранить нашу маленькую семью. дом. быт.

 

я пытаюсь сохранить свою маленькую вселенную. мировоззрение. совесть.

 

дочь лучше нас. она пытается сохранить равновесие между нами.

 

и всё хорошо. и всё ладно. и всё мирно. будет.

пока ты опять не постучишься в моё сердце.

 

 

* * *

 

между ледниковым периодом

и ледовым побоищем

проложить однажды

дорогу жизни.

 

* * *

 

прицепила в мае
на одну половину окна
белую сеточку от комаров,
на другую – жёлтую органзу повесила.
смотрю, а за окном –
дерево зимнее стоит,
люди летние, солнечные по дорожке идут.
только весну свою потеряла
где-то
за переплётом
оконным.

 

* * *
 

с той стороны
на этой
ангелы оставляют нам
свои следы.
словно рябь на воде,
словно перистые облака,
словно твои сланцы
на берегу моря…
и, заходящее солнце –
словно сердце.

 

* * *
 

слабый ищет сильного –
прислониться

низкий ищет высокого –
подтянуться

чёрый ищет белого –
проявиться

бледный ищет яркого –
приобщиться

и только верный ищет неверного –
сразиться!

 

* * *

 

слишком поздно. ты вернулся слишком поздно.

я постарела за это время на триста лет.

толпы поклонников переместились под другой балкон.

остался лишь старенький профессор

с Деисусом в руках из домашнего алтаря.

я набрала в рот святой воды и пустила туда золотую рыбку.

я устлала ресницами глазное дно

и пригласила ласточек и стрижей вить там гнёзда.

из позвоночника получился отличный тоннель...

буду лежать и слушать как лопаются зёрна граната

и бегут по тоннелю поезда на тот свет...

 

* * *

 

словно фурия
вылетаю из вагона метро

словно пробка из бутылки
выскакиваю из офиса

словно джин из кувшина
вытекаю из антистрессовых rieker

словно пери выскальзываю
из этого дня в долгожданную ночь...

но сны, как ни странно, снятся человеческие.

 

* * *

 

твоё лицо

размноженное

в каплях росы

подрагивает,

смеётся,

сползает

улиткой бездомной

ах!

 

 

* * *
 

твёрдый орешек света
катаю во рту
совершенствуя артикуляцию.

 

* * *

 

чтобы продлить день –

включаю свет,

чтобы продлить свет –

зажигаю лампаду.