Рубрика: Новый Монтень

Вячеслав Лобачёв

Вячеслав Лобачёв

Родом из СССР (часть 5)

(Продолжение; начало №-№ 457, 458, 459, 502)
 
Вторая древнейшая
 
Честное слово, никогда не любил профессию журналиста – недаром её называют «второй древнейшей». И, тем не менее, первую заметку опубликовал в сентябре 1974 года в районной газете «Мирнинский рабочий» и с тех пор, хоть изредка, но продолжаю заниматься этим ремеслом. По моим скромным прикидкам, родил-выпестовал для печатных СМИ более двух с половиной тысяч материалов и свыше трёхсот – для электронных.
Почему не люблю? Слишком она зависит от мнения редактора, политики властей, заказчика. Читая любое издание, сразу находишь заказные материалы. Пришлось пять лет проработать в одной федеральной газете, в отделе заказных публикаций. В её редакции не стеснялись иметь такую структуру, даже гордились её существованием. И такие отделы имелись и имеются практически во всех центральных газетах.

№ 11 (503) Читать
Вячеслав Лобачёв

Вячеслав Лобачёв

Родом из СССР (часть 4)

(Продолжение; начало №-№ 457, 458, 459)
 
Тридцатилетию выхода в свет первого номера
Международного ежемесячника «45-я параллель»
посвящается
 
…И тайга, и малиновый звон
В жизни любого человека случаются ситуации, которые принадлежат только ему, хотя случается, что у этого события были другие свидетели. Или наоборот: миллионы людей наблюдали какое-то происшествие, и у каждого оно закрепилось в памяти, как будто он один видел всё происходящее, будто для него одного разыгрывалось это действо. Несчётное число народа видело Эйфелеву башню; а сколько гостей со всего бела света прогуливалось по японскому саду камней, (в нём разместили 15 валунов и таким образом, что с любой точки можно найти только 14, а один постоянно прячется за спины своих друзей); а как учесть всех-всех-всех посетителей голливудского Диснейленда.

№ 10 (502) Читать
Алексей Мельников

Алексей Мельников

Не трубадур, но аналитик

(Ко дню памяти Ильи Сельвинского)
 
Я не знал, с чего начать эти записки. Но чувствовал, что без них не обойтись. Может, рассказать о том, как возвращаясь кривыми улочками старого Симферополя из Свято-Троицкой обители, мы неожиданно упёрлись в двухэтажный особнячок с вывеской «Дом-музей И. Л. Сельвинского». Пожалуй, так… 
Здесь в малюсеньком Бондарном переулке этот гениальный крымчанин и родился. Как раз по соседству с тем местом, где нашёл свой последний приют другой выдающийся сын крымской земли – святитель Лука (Войно-Ясенецкий). В купающемся в колокольных перезвонах храме Свято-Троицкого монастыря – мощи преподобного архиепископа-хирурга. К ним стремятся со всего света. Приезжают прикладываться на улицу… Большевистскую. Так повелось с советских времён: улицы, несущие на себе православные святыни, именовать на коммунистически лад, и не находить в этом ничего странного.

№ 10 (502) Читать
Алёна Овсянникова

Алёна Овсянникова

Межглавие. Неужели мало?

«Диалоги о…»:
Часть первая в №21 (441)
Часть вторая в №22 (442)
Часть третья в №23 (443)
Часть четвёртая в №24 (444)
Часть пятая в №28 (448)
Часть шестая в №30 (450)
Часть седьмая в №31 (451)
Часть восьмая в №32 (452)
Часть девятая в №34 (454)
Часть десятая в № 35 (455)
 
 
 
Рецензия Елены Севрюгиной на книгу Алёны Овсянниковой «Диалоги о…»
 
Мы встретились с М. в небольшом ресторанчике. Довольно уютном, но я все равно жалела, что позволила себя вытащить. Не хотелось ни есть, ни разговаривать. Но М. обижать нехорошо, поэтому я послушно сидела и смотрела в стол. Даже не глянула, что она там решила заказать.  
– Что-то ты, мать, совсем загрустила… – её голос выдернул меня из состояния полного безмыслия и заставил слегка вздрогнуть, – подожди, у меня есть для тебя кое-что.

№ 9 (501) Читать
Елена Севрюгина

Елена Севрюгина

Лики экзистенциализма в современной русской поэзии

на материале книги Алёны Овсянниковой «Диалоги о…» – К.: «Друкарский двор Олега Фёдорова», 2019. – 112 с.
 

«Диалоги о…»:
Часть первая в №21 (441)
Часть вторая в №22 (442)
Часть третья в №23 (443)
Часть четвёртая в №24 (444)
Часть пятая в №28 (448)
Часть шестая в №30 (450)
Часть седьмая в №31 (451)
Часть восьмая в №32 (452)
Часть девятая в №34 (454)
Часть десятая в № 35 (455)
Межглавие в № 9 (501)
 

Определяя ближайший культурно-философский источник, из которого «вырастает» постмодернистское сознание, любой исследователь в первую очередь упомянет экзистенциализм. Напомним, что это учение сформировалось в Европе в середине XX века, а основные положения были сформулированы его основоположниками: датским философом Сереном Кьеркегором, норвежским поэтом Иоганном Себастьяном Вельхавеном и французским писателем Жан-Полем Сартром.

№ 9 (501) Читать
Борис Берлин

Борис Берлин

Привет, Счастливчик!

Как сказать, с чего всё началось?
Просто. Женщина летела в Геную. Есть такой портовый город в Италии, непохожий ни на один другой. Он лежит, как рыба, выброшенная на берег, и тяжело дышит, подставив солнцу солёный бок. Копит силы, готовится к прыжку обратно туда – в море. Вращает круглым холодным глазом – маяком. И плавники его буры от песка и крови.
 
Генуя… Женщина летела туда, хотя её там никто не ждал.
– Что за бессмыслица? – восклицали самые близкие подруги. – Лететь куда-то за тридевять земель, в этот грязный портовый город – одной. Тебя ведь там и не ждёт никто. Не ждёт?
– Не ждёт, – соглашалась она и упрямо наклоняла голову, так низко, что обнажалась шея под завитками мягких волос на затылке – где всегда тень и шёлк.
– Тогда – зачем?
Она не спорила. Просто смотрела на них тёмными от осени глазами и улыбалась.

№ 8 (500) Читать
Михаил Цельмс

Михаил Цельмс

Особенные сказки

Перо голубя
 
Она подарила мне перо голубя.
Это было смешно и нелепо. Улица, тротуар, людской поток, безостановочная суета сует. Я стою в стороне, прижавшись спиной к шершавой стене дома. Шершавая, серая, уютная стена. В этом самом доме прошло моё детство… Раз уж неведомым ветром занесло сюда – нельзя было проплыть мимо в общем потоке. Пристал к берегу, прислонился, кожей стараюсь ощутить родные стены. Глаза закрыл, потом открыл, потом распахнул. Ещё один человек вынырнул из толпы. Она. В руке – белое перо голубя.
– Нате, – говорит, и нырк обратно.
– Постойте, – кричу.
Вернулась. Стоит, смотрит в асфальт. Молчит – и я молчу, что сказать не знаю.
– Вы любите голубей? (Cказал первую глупость, что пришла в голову, только чтобы молчание не перешло в фатальную стадию).
– Я люблю – Вас.
Прозвучало веско, как нравоучение, с упором на слове «Вас».

№ 7 (499) Читать
Инна Калабухова

Инна Калабухова

«Гарун бежал быстрее лани…»

Катю искусали комары. В субботу ездили с мамой в пансионатскую душевую: пока добрались, пока отсидели очередь, пока вымылись, пока поели на пансионатском пляже толстеньких горячих пончиков – автомат их прямо на глазах выкидывает, на «диком» пляже ничего подобного не бывает – спустились сумерки. Тут они и зазудели.
– Ну, налетела вражеская авиация, – говорит мама. Схватила Катю за руку и бегом к автобусу. В пансионате, конечно, пончики, сладкая вата, цыплёнок «табака» в кафе, настоящий маленький зверинец, павлины хвостами метут дорожки, лебеди в пруду. Зато от этого пруда – комарищи. А возле автостанции, где снимают квартиру мама и Катя – сушь, и кроме цикад ночью никто не жужжит. Разве раз-другой утробно завоет, набирая скорость, автобус на Симферополь.

№ 6 (498) Читать
Лада Миллер

Лада Миллер

Авоськины рассказы

Авоська и бабочки
 
– Что ты делаешь?
Мишка подходит неслышно, знает, что если я работаю – шуметь нельзя.
На рубашке остатки завтрака – крошки булки и следы какао. На плече любимый сачок. В глазах его – бабочки, а ещё желание хоть что-нибудь натворить. Но сначала надо удостовериться, что я хорошенько занята делом.
– Рассказ пишу.
Мишка доволен ответом, если пишу – значит, мне не до его проказ.
– А зачем? – спрашивает он скорее из вежливости, просовывая вихрастую голову на волю, прямо через дырку в балконной сетке.
– Чтобы кто-то прочитал и обрадовался.
– Чему? – спрашивает он, почти полностью просунутый, с некоторой долей интереса.
– Тому, что у него внутри.
Мишутка останавливает процесс просовывания в сад, хлопает глазами.
– А что у него внутри?
– То же, что и у всех.

№ 5 (497) Читать
Макс Неволошин

Макс Неволошин

Поэма революции или Рукопись 2

Наркома тяготил этот ресторан. Он бывал тут до войны с первой женой, любившей поглазеть на богему и знаменитостей. Распорядок дня строился под них. Открывали в двенадцать. До трёх подавали завтрак. В меню значилось:
Завтрак: 75 копеек
Графинчик водки: 40 копеек
2 кр. пива: 20 копеек
На чай слуге: 20 копеек
На чай швейцару: 15 копеек
Итого: 1 рубль 70 копеек.
Действительно, какой завтрак без водки и 2 кр. пива? Особенно если утро начинается в двенадцать. Обед накрывали в три пополудни, ужин в десять. К одиннадцати съезжалась толпа после вечерних спектаклей.
Однажды заехал Шаляпин с большой компанией, навеселе. Только уселись, как в зале раздалось:
– Шаляпин! Шаляпина на сцену!
Фёдор Иванович встал, смущённо поднял руки:
– Господа! Я недавно болел, горло ещё не в порядке, а вы…
– Шаляпин! Шаляпин!
– Ладно, попробую, не в полный голос.

№ 4 (496) Читать
Сергей Гусаренко

Сергей Гусаренко

Gaudeamus. Как студенту стать мужчиной и другие академические хлопоты

Фрагмент из книги
 
Illud erat vivere.
Вот это была жизнь! (лат.)
Из Петрония Арбитра.
 
Глава 1. Зимняя сказка
 
На последний в зимней сессии экзамен Ники шёл без страха, но и без особого настроения. Полгода он исправно посещал лекции и на семинарах более или менее успешно создавал видимость знания предмета, потому что действительное знание предмета – привилегия преподавателя. Доцент Виктор Константинович Голуба выделял Ники среди других студентов и на лекциях иногда шутя обращался к нему: «А что скажет по этому поводу Николай Фёдорович?» Ники при таком обращении смущался и, конечно же, ничего не мог сказать «по этому поводу», потому что, как правило, понятия не имел, о чём идет речь.
Как бы то ни было, Ники зарекомендовал себя добросовестным студентом, к тому же, два предыдущих экзамена он сдал на «хорошо» и «отлично» и положенные три дня на подготовку к третьему использовал по назначению: изнывая от безделья, шатался по общежитию, валялся с учебником на постели.

№ 3 (495) Читать
Елена Севрюгина

Елена Севрюгина

У истоков оптимистического постмодерна

(рецензия на книгу Романа Смирнова «В городе», ridero. ru, 2018)
 
История знакомства
 
Вот уже скоро год пройдёт с того момента, как я случайно и так счастливо забрела в город Романа Смирнова. Забрела – да так и осталась там вечным жителем. И дело не в том, что заблудилась и не могу найти дорогу обратно – просто не хочется возвращаться. Здесь так хорошо и уютно – здесь практически бесперебойно работает вай-фай, ненавязчиво метёт февральский снежок, иногда даже летом... О, а вот и знакомая лавочка! Привет тебе, родная! Как же я люблю сидеть здесь, в звенящем на все лады парке – осеннем, весеннем, зимнем, летнем... И знаю вроде, что есть другие дела, что жизнь мегаполиса такая быстрая, не оставляющая времени на всяческие раздумья... Но встать и уйти просто нет сил, потому что за год всё стало таким родным и до боли моим – близким, сакральным, сокровенным.

№ 2 (494) Читать