Ольга Ольгерт

Ольга Ольгерт

Четвёртое измерение № 5 (101) от 11 февраля 2009 г.

Подборка: Белоснежность бытия

* * *

 

В зеркале водопада

Сердце лежит в крови.

Что ж тебе, сердце, надо?

Голос в ответ: «Любви».

 

Клетку покинуть птицей

Мне ли не по плечу?

Чтобы сильнее биться,

Завтра в огонь лечу.

 

* * *

 

Возьми меня в заложницы, зима!

Я знаю, что смогу с тобой сродниться!

Ты видишь, как дрожат мои ресницы,

От нелюбви сошедшие с ума?

 

Из трёх твоих холодных сыновей

Мне нужно выбрать – одного из стужи,

Но кто из них мне будет верным мужем?

Тебе сейчас решать, ответь скорей!

 

Не обмани – твоих снегов сестра –

В твоих руках…

Но как гудят метели!

Как будто все земные Менестрели

Решили под окном моим сыграть.

 

И я смотрю, как гибнет фа-мажор

В потоке веселящихся снежинок,

Как незаметно и непостижимо

Мою любовь подбросили в костёр

 

Зимы... и сколько мне ещё пылать

До той черты, где радость запредельна?

Я стану соловьём, чьи сны и трели

Раскручивает нежности юла.

 

Я буду знать, что я не зря горю,

Увидев в небе Зевса-Громовержца,

Мне жить – от тишины до взрывов сердца,

От декабря слоняясь к январю…

 

* * *

 

Прозрачна мысль на дне своих истоков,

И ветер провиденья свеж и тих,

Но Богом зашифрованные строки

Как бабочки, слетают с губ твоих.

 

Поймать бы их, но ловля незаконна,

Когда душа предвосхищает плен,

Ты слышишь эхо? - Это я бессонно

Снимаю ночью бабочек со стен.

 

Пусть чьи-то сны – хрустальные подвески,

Ветрами потревожены, звенят,

Всё тот же мотылёк – смешной и дерзкий

С ладони неба смотрит на меня.

 

* * *

 

Где мысль парит, бетона не касаясь,

И жизнь твоя становится нежней,

Там завязь взгляда прорастает в зависть

На том краю вселенной, а за ней –

 

Чужих машин уставшие клаксоны,

И лиц уставших синие чулки,

И путь один – от нищества до трона,

И сон один – на линии руки.

 

Пытаясь разгадать судьбу народа,

Живущего в траве твоих небес,

Меняет свет на сумрак небосвода

Седой сверчок, покинув скучный лес,

 

Приподнимая сонные ресницы,

В уме листая серых дней сюжет,

Мечтая о небесной загранице

В земном, пропахшем болью, гараже.

 

* * *

 

Так бредят ночами о новом прощенье,

Так в небо спешат и бессмертие пишут,

Когда, из-за гор, чьи вершины – священны,

Приходит мечта как послание свыше.

 

Как старые письма в дырявом конверте,

Как сны о Париже, Брюсселе и Ницце,

Как стимул остаться неузнанным смертью,

И жить настоящим, и в будущем сбыться.

 

* * *

 

Ещё не знает ткань стекла

Касания лучей рассветных,

Ещё мечта моя тепла.

Но к небу подана карета,

 

И я, шагая сквозь туман,

Поверю, что итог предсказан,

Что Ангел спрячет чемодан

В багажнике бессмертных сказок.

 

И тишина, чей зыбок свет,

Устанет в пустоту стучаться.

И Бог отключит интернет

Завистливому злоучастью.

 

Talys

 

Одетый в серый плащ февральский дождь
Шагает по заснеженной планете,
Где снова по перрону ты идёшь,
Но это ветер, это только ветер..

Вот новый вздох – растерянный вокзал
Встречает всех, кто навсегда испуган…
А помнишь,
Улыбался нам в глаза
Апрель –
Как очарованным друг другом…

Нас видели в Париже?
Сонных нас
Запомнили дворы, проспекты, зданья...
Пропахший крепким кофе Монпарнас
Нас приглашал на долгие свиданья.

Там каждый вечер видел мой каприз,
Мой мир звенел – не золотом, а медью!

А знаешь, я опять сажусь в Talys,
В котором до сих пор с тобой мы едем…

 

* * *

 

И там, где веселье гуляет по венам,

Мы снова одни, с неизвестностью споря,

И чувств высота, высота вдохновенья –

Две тысячи метров над уровнем горя.

 

И в ночь, где темна глубина мирозданья,

И миг ожиданья безмолвный и серый,

Дрожат на висках у моих предсказаний

Две тысячи истин над уровнем сердца.

 

В краю, где размыты границы рассветов,

Где жизнь – лицедейство и радость – искусство,

Горят, превращаясь в стихи и кометы

Две тысячи мыслей над уровнем чувства…

 

* * *

 

Сон не лекарство, а новый перрон для встреч:

Сжалится полночь, опустит к тебе на плечи

Голос эпохи – ей нужно печаль беречь

И дорожить в катакомбах рождённой речью.

Будет мгновенье коснуться твоей руки,

Ну а сейчас – проплывай облаками мимо,

Сон, где мой почерк коснётся твоей строки -

Самой волнующей, самой неуловимой,

Сбудется скоро меж радостью и маетой.

В сердце моих предсказаний от солнца тесно...

Ночь не позволит не видеть меня с тобой,

Рядом играющих жизнь и любовь гротескно.

 

* * *

 

Верь предзимним предсказаньям!

Стань огнём моей свечи!

Мне, сидящей за вязаньем,

Брось от верности ключи!

 

Будь смелей – от сна до жеста,

Стань бессонницей в груди!

Знай – от взгляда – до блаженства

Путь короткий – приходи!

 

Вдохновлённый новой ролью,

Всё сбылось в твоей судьбе:

От Тассо до Чайд-Гарольда, –

От Печорина – к себе,

Был твой путь...

 

Теперь – бессильный,

Скучный, выцветший, немой,

Примеряй на плечи крылья,

Оставайся жить со мной!

 

От Поллукса и до Веги –

Каждая из звёзд – твоя!

Посмотри – взрывает небо

Белоснежность бытия!