Ольга Смелянская

Ольга Смелянская

Четвёртое измерение № 11 (539) от 11 апреля 2021 г.

Подборка: Ловить глухую рыбу-сон

* * *

 

Давай ловить глухую рыбу-сон,

Раскатывая время-колесо

За горизонт, на запад, до упора.

Пускай придёт волчок, пускай бабай

Проникнет к нам в квартиры-короба

Сквозь наглухо задёрнутые шторы -

Ничуть не страшно!

Принимай улов,

Послушай, наплывает из углов

Дремоты шерстяное одеяло,

Украдкою касаясь наших спин.

И вот уже неважно, где мы спим,

И то, что наяву нас разделяло.

 

* * *

 

Спи, мой милый – утром будет пища,

Снова будет пища для ума.

За окном недобрый ветер свищет

И страдает ломками зима.

Замерзает путь дороги млечной,

В звёздных реках тоже ледостав.

Стаи снов, кудрявые овечки,

По нему бредут – считай до ста.

Спи, мой милый, мир не нарисован

Акварелью, как в прекрасном сне.

Здесь к словам простым и невесомым

Мёртвым грузом липнет мокрый снег.

 

* * *

 

Почти немая... Боже, уступи

Ковыльную фонетику степи.

Утратой трав – колючестью стерни –

Мой прежний голос, боль мою верни.

Очнётся звук, прорвётся, задрожит,

И брызнет ввысь, как быстрые стрижи.

И пусть шумит песками суховей.

Высокий голос в звонкой синеве,

В калёном небе, хрупком, как слюда,

Над суетной землёю навсегда

останется.

 

* * *

 

Стихла буря, снова душно, сыро –

Пусть ещё отчаянно прольёт!

После гроз, как будто после стирок,

Виснут мысли сохнущим бельём.

Не прольёт, и смысла нет для торга –

Небу что взамен предложим мы?

Выметает ветер, жёсткий сорго,

Крошки слов, упавших из сумы.

Но в тиши шероховатой, грубой,

Там, где больше нечего мести,

Вздрагивают вдруг сухие губы,

И рождают первое «прости».

 

* * *

 

Мы собраны по каплям из ручьёв

Туманных балок, из росы рассветной.

Мы воспарили к солнцу, дурачьё,

И по небу размазанные ветром

Поплыли, полагаясь на авось.

Но только слившись обрели свободу.

И вот уже не видимы насквозь

Готовим мы живительную воду,

Предгрозовым подобны облакам,

Уже почти торжественно-тяжёлым,

Чтоб облегчить распухшие бока,

Наполнив бездны Марианской жёлоб.

Нам хватит сил на молнию и гром –

Победный залп над мертвенною сушью –

Опустошим небесное нутро

И вниз обрушим.

 

* * *

 

Бежать в ночи чужими огородами,

Зализывая раны на ходу.

И греть с утра надеждами бесплодными

Окна души промёрзшую слюду.

И вырывать с корнями послелетнее,

И, отмывая, прятать про запас...

Пообещай в предзимье крепко греть меня,

И тем, кто не помолится за нас,

Не дать надежду выманить из темени

Наш еженощный торопливый бег...

Мы полетим, чтоб скрыть следы, в безвременье,

Когда на землю ляжет первый снег...

 

* * *

 

Не дай мне превратиться в белый шум,

В застывший воздух над пустой кроватью.

Не каждый поражённый кровью платит –

Бескровная, я о тебе пишу

На стыке звуков с вечной немотой,

У самой невозможности возврата.

Пока дышу, пока не виновата

В том, что однажды окажусь не той,

Не светлой музой – девушкой с веслом:

Застывшим, неудобным архаизмом.

 

Не дай мне превратиться в жизнь без жизни,

В сухую горстку неуместных слов.

 

* * *

 

В том самом сне, где я стою босая

В раскатах волн и камешки бросаю,

Где небо-стяг застыло, как литое

На сотни миль, и где стоять не стоит.

Секунды слов ссыпаются песками,

Скрывая цвет: индиго, охру, камедь...

Стихает звук, и мира голоса я –

Не камни – от себя уже бросаю.

Тускнеет свет, сжимается и гаснет

В том самом сне, которого ужасней

Упасть немою, пустотелой ниц и

Остаться в нём, не в силах пробудиться...

 

* * *

 

В тени от вечного креста

Не будет никогда покоя.

Как мне молиться перестать,

Крестясь неверною рукою?

Себя пуская под откос,

В который раз опять живая.

Смотри, мой крест ещё подрос,

А я на милость уповаю

Бездушных и чужих богов.

Ещё чуть-чуть и мир оглохнет

От тех невымолвленных слов,

В которых истины и крох нет.

Но им прорваться суждено

Через молчанье дикой песней.

Накрой мой образ полотном,

Когда сей крест внезапно треснет…

 

* * *

 

Всё кажется, что это не с тобою:

В немытых окнах чахлые цветы,

Больничных стен небесно-голубое,

И в зеркалах нечаянных – не ты.

Желаешь стать иной, непосвящённой,

Очищенной от наслоенья дат.

Всё вроде не уже, пока ещё, но

Так хочется, не посмотрев назад,

Надеть пальто свободного покроя,

Набить карманы звёздами-пшеном,

В повозке ночи с ангелом покоя

Неспешно в небе править тишиной...

 

* * *

 

Когда придут и вымолвят «пора»,

Так тихо, что подумаешь – а мне ли?

Внезапно вспомнишь, что не ел с утра,

Хотел к реке на будущей неделе.

Внести квартплату думал до среды,

Помыть плиту и вылить суп вчерашний,

Сменить постель, купить коту еды...

А тут – «пора», и вроде бы не страшно,

Но жалко, что ли... как скулит щенок,

Щемит в глазах тепло и непослушно.

Здесь всё отныне будет прощено,

А там?..

 

* * *

 

Если молчание золото, на кой мне богатство такое? Хочу быть нищей!

Хочу, чтобы ты кричал мне «привет!» каждым утром, конечно, добрым

Где бы ты ни был. Хочу царапать горло словами, как лодка днищем

Песчаные отмели. Признаньями жалить, словно укусом кобры.

И слышать в ответ столько слов от тебя, сколько может вместить мой разум.

Не надобно мне серебра и медяшек – в пустых карманах

Заводятся песни. Слагаются строчки в куплеты сразу

И льются наружу. Без тайных сомнений, без всяческого обмана...