Павел Васильев

Павел Васильев

Замело станицу снегом - белым-бело. 
Путался протяжливый волчий волок, 
И ворон откуда-то нанесло, 
Неприютливых да невеселых. 
  
Так они и осыпались у крыльца, 
Сидят раскорячившись, у хозяина просят: 
«Вынеси нам обутки, 
Дай нам мясца, винца... 
Оскудела сытая 
В зобах у нас осень». 
  
А у хозяина беды да тревоги, 
Прячется пес под лавку - 
Боится, что пнут ногой, 
И детеныш, холстяной, розовоногий, 
Не играет материнскою серьгой. 
  
Ходит павлин-павлином 
В печке огонь, 
Собирает угли клювом горячим. 
А хозяин башку стопудовую 
Положил на ладонь - 
Кудерь подрагивает, плечи плачут. 
  
Соль и навар полынный 
Слижет с губ, 
Грохнется на месте, 
Что топором расколот, 
Подымется, накинет буланый тулуп 
И выносит горе свое 
На уличный холод. 
  
Расшатывает горе дубовый пригон. 
Бычьи его кости 
Мороз ломает. 
В каждом бревне нетесаном 
Хрип да стон: 
«Что ж это, голубчики, 
Конь пропадает! 
Что ж это - конь пропадает. Родные!» - 
Растопырил руки хозяин, сутул. 
А у коня глаза темные, ледяные. 
Жалуется. Голову повернул. 
В самые брови хозяину 
Теплом дышит, 
Теплым ветром затрагивает волоса: 
«Принеси на вилах сена с крыши». 
Губы протянул: 
«Дай мне овса». 
  
«Да откуда ж?! Милый! Сердце мужичье! 
Заместо стойла 
Зубами сгрызи меня...» 
По свежим полям, 
По луговинам 
По-птичьи 
Гриву свою рыжую 
Уносил в зеленя! 
  
Петухами, бабами в травах смятых 
Пестрая станица зашумела со сна, 
О цветах, о звонких пегих жеребятах 
Где-то далеко-о затосковала весна. 
  
Далеко весна, далеко, - 
Не доехать станичным телегам. 
Пело струнное кобылье молоко, 
Пахло полынью и сладким снегом. 
  
А потом в татарской узде, 
Вздыбившись под объездчиком сытым, 
Захлебнувшись 
В голубой небесной воде, 
Небо зачерпывал копытом. 
  
От копыт приплясывал дом, 
Окна у него сияли счастливей, 
Пролетали свадебным 
Веселым дождем 
Бубенцы над лентами в гриве!.. 
  
...Замело станицу снегом - белым-бело. 
Спелой бы соломки - жисти дороже! 
И ворон откуда-то нанесло, 
Неприветливых да непригожих. 
  
Голосят глаза коньи: 
«Хозяин, ги-ибель, 
Пропадаю, Алексеич!» 
А хозяин его 
По-цыгански, с оглядкой, 
На улку вывел 
И по-ворованному 
Зашептал в глаза: 
«Ничего... 
Ничего, обойдется, рыжий. 
Ишь, каки снега, дорога-то, а!» 
Опускалась у хозяина ниже и ниже 
И на морозе седела голова. 
  
«Ничего, обойдется... 
Сено-то близко...» 
Оба, однако, из этих мест. 
А топор нашаривал 
В поленьях, чисто 
Как середь ночи ищут крест. 
  
Да по прекрасным глазам, 
По карим 
С размаху - тем топором... 
И когда по целованной 
Белой звезде ударил, 
Встал на колени конь 
И не поднимался потом. 
  
Пошли по снегу розы крупные, мятые, 
Напитался ими снег докрасна. 
А где-то далеко заржали жеребята, 
Обрадовалась, заулыбалась весна. 
  
А хозяин с головою белой 
Светлел глазами, светлел, 
И небо над ним тоже светлело, 
А бубенец зазвякал 
Да заледенел... 
  
          1932


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Осень»
Дмитрий Быков
Дмитрий Быков «Басня»
Сергей Гандлевский
Сергей Гандлевский «Скрипит? А ты лоскут газеты»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Раскаяние»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Моллюск»