Пётр Межурицкий

Пётр Межурицкий

...И было ему непонятно 
     стыдно не то за себя, не то за 
          американца, не то за Россию, 
     не то за Европу. 
          Всеволод Иванов. «Бронепоезд 
     №14.69» 
  
1. 
  
В Кронштадте, как всегда, мятеж – 
А кто бунтует? Да всё те ж 
И с тем же результатом 
На том же поле ратном, 
Где наших бьют, понятно, 
Но всё равно – приятно! 
  
2. 
  
Бронепоезд садо-мазо 
был не защищён от сглаза 
и не выполнил приказ, 
и не важно был ли сглаз – 
просто надо делать ноги, 
раз не с нами Бог – о, боги! 
  
3. 
  
Пускай я в жизни не был Крезом, 
Но ел картошку с майонезом 
И охранял салон-вагон, 
Где всё сияло от погон, 
Потом была погоня, 
Чтоб не сказать облава, 
И прочая агония, 
А с ней дурная слава 
Длиной до следующих смут, 
Когда нас, может быть, поймут. 
  
4. 
  
Иных уж нет, а те на зоне – 
Что толку в этаком резоне, 
Хотя любой другой резон, 
Конечно, тоже не озон – 
Вот и дыши озоном 
Вотще назло резонам. 
  
5. 
  
Родился на своем веку 
И умер в собственном соку, 
То есть практически исчез 
С концами всеми, вести без, 
Притом, что нам остался труп, 
И осязаем, и сугуб – 
Не сетуй, каждый обеспечен 
Бессмертием, хотя не вечен, 
  
И человеку кануть в Бозе 
Навряд ли легче, чем берёзе 
Или трудней, чем муравью, 
Прощай, природа – I love you! 
  
6. 
  
Да, мы друг другу грызли горло, 
но дружно, весело и гордо – 
бывало весь ареопаг 
на радостях плясал гопак – 
и зависали небеса 
и подавали голоса, 
и самый медленный папирус 
плевать хотел на антивирус, 
раз наступило время порч, 
кого ты из себя ни корчь! 
  
7. 
  
Я рад поверить и задаром, 
Что Зевс питается нектаром – 
Нам не дано предугадать, 
Кому придётся голодать, 
Будь ты хоть эллин, хоть вандал – 
А то еврей не голодал! 
  
8. 
  
А ведь была страна Расея, 
где пили водку не косея, 
где по усам икра текла 
зерниста, будто из стекла, 
где царь пешком ходил на вече, 
причём в обличье человечьем, 
людьми своими не соря – 
не будем, впрочем, про царя. 
  
9. 
  
Деревья, звери, птицы, рыбы 
так много рассказать могли бы, 
но смотрит на туземца брит 
и ничего не говорит. 
  
10. 
  
Китаец сделал революций 
не меньше, кажется, чем росс, 
а разве так велел Конфуций, 
чему их там учил Христос? 
  
11. 
  
Алло, гусары и драгуны, 
пора сдаваться, мы не гунны, 
сам государь сошел с ума 
и Богу молится, и тьма 
скучает по его портрету, 
за ним повсюду семеня – 
гарсон, карету мне, карету, 
а к ней, желательно, коня. 
  
12(а). 
  
Кто есть кто, и кто никто есть, 
показал нам бронепоезд 
тут внутри и там снаружи, 
как шутя – ему вольно: 
на войне повсюду хуже, 
но, опять же, не без «но». 
  
12(б). 
  
Пускай врачи исчадья ада, 
но всё равно лечиться надо 
желательно до смерти самой, 
раз шутки плохи с этой дамой. 
  
14. 
  
Мой друг отправился на воды 
считать жиры и углеводы, 
питаясь варевом из трав, 
и в этом он, конечно, прав, 
а здесь не то, чтоб так уж кстати, 
но, как всегда – мятеж в Кронштадте.


Популярные стихи

Яков Полонский
Яков Полонский «В хвойном лесу»
Николай Тихонов
Николай Тихонов «Перекоп»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Позвони мне, позвони...»
Елена Шварц
Елена Шварц «Плавание»
Владимир Маяковский
Владимир Маяковский «Крым»
Владимир Набоков
Владимир Набоков «Живи. Не жалуйся, не числи»