Рита Бальмина

Рита Бальмина

1. 
  
Мегаполис, продрогший до мозга костей 
И промокший до синевы. 
Я попала сюда, как в хмельную постель 
К чужаку с которым на «вы». 
Мегаполис тоннелей и эстакад, 
Над Гудзоном дающих крен, 
По мостам и трассам сползает в ад 
Под воинственный вой сирен. 
Мегаполис: Эмпайр попирает твердь, 
Припаркованный к облакам, 
На Бродвее рекламная круговерть, 
Мельтешат мультяшки «дот кам», 
Но армады высотных жилых стволов 
Неустанно целятся ввысь. 
Пожирай журнальных акул улов 
Да избытком быта давись. 
Поздний брак по расчёту с тобой постыл, 
Но вопящую душу заклеил скотч, 
И на сотни миль твой враждебный тыл... 
В мегаполис по-лисьи вползает ночь. 
  
2. 
  
город-ад 
город-гад 
ты настолько богат 
что сидишь на игле без ломки 
героиновой дури сырой суррогат 
да прикольных колёс обломки 
  
город рай 
самый край 
здесь живи-умирай 
марафетным жрецам на потребу 
шприц-эмпайр обдолбаным шпилем ширяй 
варикозные трубы неба 
  
смерти нет 
это бред 
упраздняю запрет 
над тобой косяком проплывая 
ты пейзаж я портрет 
над бродвей лафайет 
траектории тает кривая 
  
я обкурен и пьян 
и тобой обуян 
и бореем твоим обветрен 
обнимая кальян 
разжимаю капкан 
вертикальных твоих геометрий 
  
3. 
  
Я вернулась в мой город – до слёз 
     незнакомый, 
на хайвэй, под сирены впадающий в кому, 
где названия улиц знакомы со школы, 
где ржавеют друзья на игле под приколы, 
где на каждом шагу вавилонские башни 
упираются в твердь. Когда рушатся, 
     страшно... 
Отцепись от меня, незнакомый прохожий, 
на вэст-сайдском наречьи своём 
     чернокожем! 
  
4. 
  
Это просто Нью-Йорк и ноябрьская 
     стылость, 
Это просто полтинник уже «на носу», 
И небесная твердь прорвалась, 
     опустилась 
На плечо, на котором ребёнка несу. 
  
Он устал и уснул, шебутной почемука, 
Я от стужи его прикрываю рукой. 
И не крест, но крестец и крестцовая 
     мука, 
Мой последний шедевр, невербальный 
     такой. 
  
Что писать? И зачем? После Вертера – 
     ветер, 
После Бродского вброд сквозь бурлящий 
     Бродвей. 
Озаряется вспышками Верхний Манхэттен, 
Подколёсной водой обдаёт до бровей. 
  
Это просто Нью-Йорк, ноября 
     декорации... 
Как бы мокрым зонтом от борея отбиться 
     и 
На прокрустову лажу второй эмиграции 
Положить отсечённые ею амбиции?


Популярные стихи

Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «20 сонетов к Марии Стюарт»
Иннокентий Анненский
Иннокентий Анненский «Шарики детские»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Не уходи из сна моего»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Письмо в бутылке»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Вечером»
Даниил Хармс
Даниил Хармс «Очень страшная история»