Роман Смирнов

Роман Смирнов

Ко дню воинской славы России 
  
Помнишь выпуск? Вдоль плаца высились 
серебристые тополя… 
  
Знать бы раньше, что к виду виселиц 
привыкаешь, рубя да пыля 
по степям, по разбитым губерниям, 
осквернившим штандарт кумачом. 
Так становится конница белая 
не заступницей,  а палачом. 
  
Помнишь, юнкером вовсе безусым ты, 
в башлыке на брусчатке стоял; 
губы сжав, в Высочайшем Присутствии, 
офицерский темляк получал? 
Знать бы раньше: за Русь, и за Веру, и 
за Царя – не о Боге слова! 
Твой Господь обнаружился в Первую, 
уцелев до Гражданской едва… 
  
Полк погиб. Обретёнными нимбами 
он пополнил небесную рать. 
Это лучше сиденья в Галлиполи. 
Офицер должен так умирать… 
  
Помнишь бал: юнкера прямоспинные, 
грохот шпор, гимназистки, оркестр? 
Помнишь, как с Лисаветой вальсировал; 
чувств скрещение, звуков окрест? 
 Знать бы раньше, что сгинешь под Тулою 
от рабоче-крестьянской руки. 
Мародеры с весёлыми скулами, 
ночью стащат с тебя сапоги… 
  
Вот и пуля! Как быстро, как больно и 
     ... 
Нет, не больно, а горько тебе, 
что на ум лезут строки  невольные 
трёх романсов про русскую степь… 
  
…Предпоследнее чудо – снежинки! – 
удивляясь  увидишь упав. 
  
Заискрят миллионы Нижинских 
над тобой сумасшедшее па…