Семён Гудзенко

Семён Гудзенко

Так 
  в блиндаже хранят уют 
коптилки керосиновой. 
Так 
  дыхание берегут, 
когда ползут сквозь минный вой. 
Так 
  раненые кровь хранят, 
руками сжав культяпки ног. 
  
...Был друг хороший у меня, 
и дружбу молча я берег. 
И дружбы не было нежней. 
Пускай мой след 
          в снегах простыл,- 
среди запутанных лыжней 
мою 
 всегда он находил. 
Он возвращался по ночам... 
Услышав скрип его сапог, 
я знал - 
      от стужи он продрог 
или 
  от пота он промок. 
Мы нашу дружбу 
         берегли, 
как пехотинцы берегут 
метр 
  окровавленной земли, 
когда его в боях берут. 
Но стал 
      и в нашем дележе 
сна 
  и консервов на двоих 
вопрос: 
     кому из нас двоих 
остаться на войне в живых? 
И он опять напомнил мне, 
что ждет его в Тюмени сын. 
Ну что скажу! 
      Ведь на войне 
я в первый раз 
         побрил усы. 
И, видно, 
      жизнь ему вдвойне 
дороже и нужней, 
            чем мне. 
Час 
 дал на сборы капитан. 
Не малый срок, 
            не милый срок... 
Я совестью себя пытал: 
решил, 
    что дружбу зря берег. 
Мне дьявольски хотелось жить,- 
пусть даже врозь, 
            пусть не дружить. 
Ну хорошо, 
      пусть мне идти, 
пусть он останется в живых. 
Поделит 
    с кем-нибудь в пути 
и хлеб, 
    и дружбу 
          на двоих. 
И я шагнул через порог... 
  
Но было мне не суждено 
погибнуть в переделке этой. 
Твердя проклятие одно, 
Приполз я на КП 
            к рассвету. 
В землянке 
      рассказали мне, 
что по моей лыжне ушел он. 
Так это он 
      всю ночь 
            в огне 
глушил их исступленно толом! 
Так это он 
      из-за бугра 
бил наповал из автомата! 
Так это он 
      из всех наград 
избрал одну - 
            любовь солдата! 
Он не вернулся. 
           Мне в живых 
считаться, 
      числиться по спискам. 
Но с кем я буду на двоих 
делить судьбу 
          с армейским риском? 
Не зря мы дружбу берегли, 
как пехотинцы берегут 
метр 
  окровавленной земли, 
когда его в боях берут. 
  
          1942


Популярные стихи

Леонид Филатов
Леонид Филатов «Мгновения тишины»
Владимир Маяковский
Владимир Маяковский «Крым»
Владимир Корнилов
Владимир Корнилов «Екатерининский канал»
Анри Волохонский
Анри Волохонский «рай»
Константин Ваншенкин
Константин Ваншенкин «Земли потрескавшейся корка»
Давид Самойлов
Давид Самойлов «Давай поедем в город...»