Светлана Богданова

Светлана Богданова

Москва-Астрахань 
          Моему коту Масюсе 
  
* 
Когда рыбак огромным сомом 
Усатым, жирным и больным 
Должно быть, ободравшим бок 
О гальку или о причал... 
Когда рыбак огромным сомом 
Ворочается тяжко в душном 
Купе, и в этой духоте, 
Давящей звуки, точно сели 
Сентябрьского прилива, стонет... 
Приди ко мне, мой серый друг, 
Мой друг ушастый, мой любимый, 
Устройся на плече, сощурься 
И дай мне в этом невозможном 
Стучащем омуте уснуть. 
  
Невероятная интимность 
Таких подробных путешествий 
Должна быть чем-то вроде кармы, 
О ней в Фейсбуке говорят 
С надеждой: «будет плюсик в карму». 
Тук-тук, тук-тук. И ты лежишь 
В консервной банке с чужаками 
А, стало быть, тебе везёт. 
  
Тебе не тотчас же везёт – 
Такое трудно бы назвать 
Вообще приличным словом. Нет. 
Тебе чуть позже повезёт. 
Когда из этой душегубки 
Ты выйдешь в холод на рассвете 
И будешь знать, что ты жива. 
И этот мутный путь закончен. 
  
* 
Мой серый зверь, приди ко мне. 
Когда-то ты любил консервы. 
А я сейчас вполне съедобна, 
Паштет, желток, желе в железке, 
Мой хрящ, мой жир, мой сок под прессом 
Чужих видений замещает 
Меня саму. Приди, приди. 
Дай мне почувствовать на коже 
Всю страсть твоих прозрачных жал. 
  
Быть может, проколов мне кожу, 
Проколешь ты и эту сталь, 
Глухие стекла, дерматин, 
Освободишь меня отсюда, 
Из чрева, из червя, из змея, 
Ползущего в ночной степи. 
И дашь мне кровью, дашь мне сердцем 
Ты дашь возможность мне дышать 
И слушать твой хрустящий храп. 
Хорал, хрипение, порханье 
Сухого мотылька в гортани. 
Ну, или где рождает звук 
Таинственное тело кошки. 
Освободи меня, прошу. 
Пусти на воздух. Дай уснуть. 
  
* 
Рыбак ворочается, стонет. 
Он на соседней полке грезит 
О рыбах малых и больших. 
Во сне он превратился в рыбу. 
Должно быть, чтобы лов был лучше, 
Он должен вжиться в образ жертвы 
И повести её умело 
В кошмаре сна на крюк, на смерть. 
  
А завтра – завтра он посмотрит 
На плотный хвост, на чешую, 
Потянет и рванет за губы 
Холодного сома и что-то, 
Как коготь, острое пронзит 
Его потухший мозг. И смех 
Его замрет на миг. И руки 
Вдруг дрогнут. А затем опять 
Рванут. И это наважденье – 
Что боль он будто ощутил 
В лице, в губах, в усах и в шее, 
Что сам он – грузный сом, он рыба, 
Оставит рыбака навеки. 
  
«Должно быть, солнце. Я сгорел. 
Нужны мне чёрные очки 
И шляпа круглая, с полями». – 
Решит, вытягивая тело 
Речного бога из воды. 
Но это – завтра. А теперь... 
Теперь он умирает в лодке, 
Лупя по доскам плавниками. 
  
А нам с тобой его не жалко. 
Сиди, сиди, мой кот, тук-тук. 
Пусть острый человечий запах, 
Сочащийся сквозь невод сна, 
Не отвлекает нас от кармы. 
Сегодня – мука. Завтра – плюсик. 
Мы это выдержим, пройдем, 
Промчимся, проползём, проспим... 
Шепчи мне хищный шепот в ухо. 
Ты здесь. Я чувствую. Тук-тук. 
  
          2017


Популярные стихи

Иван Крылов
Иван Крылов «Чиж и Голубь»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Лебединая Верность»
Николай Некрасов
Николай Некрасов «Газетная»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Кукла»
Николай Рубцов
Николай Рубцов «Зеленые цветы»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Городской романс»