Вероника Тушнова

Вероника Тушнова

(Зима 1942 г.) 
  
Смеясь и щуря сморщенные веки, 
седой старик немыслимо давно 
нам подавал хрустящие чуреки 
и молодое мутное вино. 
  
Мы пили все из одного стакана 
в пронзительно холодном погребке, 
и влага, пенясь через край, стекала 
и на землю струилась по руке. 
  
Мы шли домой, когда уже стемнело 
и свежей мглою потянуло с гор. 
И встал до неба полукругом белым 
морскою солью пахнущий простор. 
  
От звезд текли серебряные нити, 
и на изгибе медленной волны 
дрожал блестящим столбиком Юпитер, 
как отраженье крохотной луны. 
  
А мы купались... И вода светилась... 
И вспыхивало пламя под ногой... 
А ночь была как музыка, как милость 
торжественной, сияющей, нагой. 
……………. . . 
Зачем я нынче вспомнила про это? 
Здесь только вспышки гаснущей свечи, 
и темный дом, трясущийся от ветра, 
и вьюшек стук в нетопленной печи. 
  
Проклятый стук, назойливый, как Морзе! 
Тире и точки... точки и тире... 
Окно во льду, и ночь к стеклу 
     примерзла, 
и сердце тоже в ледяной коре. 
  
Еще темней. Свеча почти погасла. 
И над огарком синеватый чад. 
А воткнут он в бутылку из–под масла 
с наклейкой рваной – «Розовый мускат». 
  
Как трудно мне поверить, что когда–то 
сюда вино звенящее текло, 
что знало зной и пенные раскаты 
замасленное, мутное стекло! 
  
Наверно, так, взглянув теперь в глаза 
     мне, 
хотел бы ты и все–таки не смог 
увидеть снова девочку на камне 
в лучах и пене с головы до ног. 
  
Но я все та же, та же, что бывало... 
Пройдет война, и кончится зима. 
И если бы я этого не знала, 
давно бы ночь свела меня с ума. 
  
          1942


Популярные стихи

Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Жили-были»
Александр Твардовский
Александр Твардовский «У славной могилы»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Шаганэ»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Венецианские строфы (1)»
Вероника Тушнова
Вероника Тушнова «Сто часов счастья...»
Герман Плисецкий
Герман Плисецкий «Я тебя бы на руки взял…»
Уильям Батлер Йейтс
Уильям Батлер Йейтс «Озёрный остров Иннисфри»