Владимир Борзов

Владимир Борзов

То ли лишний, то ли пьяный 
Этот странный разговор... 
Выпал месяц из тумана, 
Как наточенный топор. 
День кончается – и чёрт с ним, 
У меня таких не счесть... 
Но в суме моей потёртой 
Для тюрьмы сухарик есть. 
  
И привычно, без издёвки, 
Без обиды в кулаке 
На подмётках две подковки, 
Два словца на языке, 
Две подколки, два намёка, 
Догадайся, мол, сама, 
Что там ждёт меня до срока, 
Если к сроку ждёт сума? 
  
Так живу, не зарекаясь, 
И по жизни, как по льду, 
Матерясь и спотыкаясь, 
Неуверенно иду. 
Жду, когда назад потянет 
Надоевшее кино. 
Скоро ль прошлое настанет? 
Я готов к нему давно. 
  
Где свободен – там и воля. 
Где остался – там и дом. 
Надо всё, учили в школе, 
Добывать своим трудом. 
Я по осени не ною, 
Не тоскую по весне, 
Но сума моя со мною 
И тюрьма моя при мне. 
  
Этот мир – жесток и чёток, 
Хочешь выжить – поспеши! 
Пряча в тюрьмы без решёток 
Неприкаянность души, 
Мы шагаем по планете, 
Мы летаем высоко. 
Нам в ночи кромешной светит 
Свет потешных маяков. 
  
Мы детей растим. О Боже, 
Мы не веруем в Тебя! 
Нам любить – себе дороже, 
Вот и любим, не любя. 
Но когда-то, но когда-то 
(Просто смена не пришла) 
Неминуема расплата 
За подобные дела! 
  
За погубленную веру, 
За поруганную честь 
Нам воздастся полной мерой, 
Если мера в этом есть. 
И тогда из всех скрижалей, 
Всех побед минувших лет 
Лишь тюрьма, что мы бежали, 
Да сума оставят след. 
  
Подними мне, век мой, веки. 
Я на правду погляжу. 
Были люди, человеки... 
Я на них не похожу 
Ни наивными очами, 
Ни иконкой на груди, 
Лишь сумою за плечами, 
Да тюрьмою впереди. 
  
То ли лишний, то ли пьяный 
Этот странный разговор... 
Выпал месяц из тумана, 
Как наточенный топор. 
День кончается – и чёрт с ним, 
У меня таких не счесть... 
Но в суме моей потёртой 
Для тюрьмы сухарик есть.


Популярные стихи

Александр Твардовский
Александр Твардовский «Рассказ танкиста»
Олеся Николаева
Олеся Николаева «Рождество»
Эдуард Асадов
Эдуард Асадов «Два слова о любви»
Николай Заболоцкий
Николай Заболоцкий «Сказка о кривом человечке»
Михаил Кузмин
Михаил Кузмин «Елка»