Владимир Макаренков

Владимир Макаренков

Четвёртое измерение № 24 (120) от 21 августа 2009 г.

Подборка: Созвездие сына

«45»: Можно ли прокомментировать чужое горе? Об этом сам Владимир Макаренков, автор публикуемой подборки стихотворений из новой книги*, говорит:

 

                             Свою беду другому не навяжешь.

                             Друзья мои, давайте помолчим.

 

Помолчим и мы, читая стихи Владимира.

Молитва Господу

 

Каждый шаг – напряжение воли.

Не податлива шаткая плоть.

Не кляну своей проклятой доли,

На тебя уповаю, Господь.

 

Я молюсь, я прошу всепрощенья

За невольные чувства мои

И за вольные все прегрешенья.

Покаянье за думы прими.

 

Потерял я любимого сына.

Утешенья мне нет на земле.

Неземная зверюга-кручина

Завелась, не спросившись, в семье.

 

Ты сыночку даруй утешенье

И прости, по-отцовски любя.

Не успел перед смертью прощенье

За грехи попросить у тебя.

 

Я прошу тебя, Боже, Всевышний,

Только воли твоей надо мной.

Если я на земле этой лишний,

Забери меня к сыну домой.

 

8 сентября 2008

 

Печаль

 

Что ты, Марта, мне лижешь руки

И хвостом бьёшь, как метроном?!

Утонул в молчальные звуки,

Словно с нами заплакал, дом.

 

Пошатнула реальность зыбка.

Помнишь, как на все этажи

Рисовала большая скрипка

Виртуозные витражи?!

 

А теперь, слышишь? Звук разлуки!

Не дрожит струна под смычком.

Не лижи ты мне, Марта, руки!

Сердце – горести метроном.

 

12 сентября 2008

 

Раскаяние

 

Я поэт, а он музыкант.

Между нами не тёрлись камни.

Каждый знал про другой талант,

Говорил, другого не ранив.

 

Но случалось, сцепка сердец

Разрывалась почти бескровно.

Говорил я, как всякий отец,

Свысока суровое слово.

 

«Пап, зачем ты со мною так?!»…

У меня опускались руки.

Я последний земной дурак,

Обречённый судьбой на муки.

 

13 сентября 2008

 

Отрешённость

 

Тяжело. Радость светлой жизни

Омрачила нежданно смерть.

Утром солнце в окошко брызнет, –

Не могу я на мир смотреть.

 

Огневой зачин увяданья.

Но по замыслу естества

Для деревьев легки страданья.

День за днем желтеет листва.

 

А беда приходит внезапно.

Вспышки молний. Крона в огне.

И трещит, как кричит, надсадно.

Корни стонут, крутясь, в земле.

 

Мир по-прежнему добр и светел.

Ни за что его не корю.

Что мне солнце, вода и ветер,

Если я сгорел на корню!

 

14 сентября 2008

 

Вина

 

Под нажимом смычка прозвучала судьба, –

В пьесе жизни короткое соло.

И осталась в сердцах у людей доброта.

В поминанье – достойное слово.

 

И от горести вслух, и от рюмки вина

Облегченье душевное в сумме.

А на сердце моём – неизбывна вина:

Я живой, а ребёнок мой умер.

 

15 сентября 2008

 

Улыбка

 

Жанне

 

Сына терять невыносимо.

Гладила мёртвые волосы сына.

Мёртвые волосы сына живого.

«Он улыбается, честное слово…»

Раиса Ипатова

 

31 августа 2008,

день рождения и день похорон

 

Самобытный, красивый, большой,

Озарённый безгрешной улыбкой,

Ты лежал, будто спал, как живой,

Для признания смерти ошибкой.

 

Ты чему улыбался, сынок?

Я не верю, что будто случайно.

Неужели ты с легкостью смог

Разгадать, какова наша тайна?

 

Для чего мы живём на земле,

Окружённые миром, как клетью?

Неужели ворота во мгле

Открываются только со смертью?

 

15 сентября 2008

 

Сон

 

Ты мне приснился этой ночью

В той комнате, где с нами жил.

Тебя увидел я воочию,

От двери в залу поспешил.

 

В мерцающем над полом круге

Сидел на стуле ты, молчал.

Текли чарующие звуки.

Концерт Чайковского звучал.

 

Твой альт прижался к пианино.

Тянулся к клавишам смычок.

Мерцала старая картина

На стенке, как большой зрачок.

 

В нём отражалось всё знакомо,

Но смешано, как бы в огне:

Сирень, цветущая у дома,

Калина красная в окне,

 

И бег иголки по пластинке,

И зеркало. А в нём стена,

И фрак, повешенный на спинке

Второго стула у окна,

 

И роза алая в бутылке,

Пюпитр, с нотами на нём,

И ты с косичкой на затылке,

Расслабленный удачным днём.

 

«Привет, папуль!»… – и заиграли

Все нервы скрипками во мне.

В окне созвездья догорали.

Подобных нету на Земле.

 

15 сентября 2008

30 апреля 2009

 

Пожелание

 

Свидетельствую миру как отец,

Что в траурные дни я тем крепился,

Что в смертный день (незрима связь сердец),

Наверно, где-то музыкант родился.

 

Никто пока не ведает о том.

Как все младенцы, голосочком звонким

На радость маме огласил роддом

И протянул беспомощно ручонки.

 

Сначала он научится ходить

И первое своё озвучит слово.

А втайне будет им руководить

Желание одно – исполнить соло.

 

На скрипке или, может, на трубе… –

Какую сердце выберет дорогу.

Но будет он вынашивать в себе

Любовь земную к музыке, как к Богу.

 

Над ним смеяться будут невпопад

Дворовые мальчишки-одногодки,

А он им будет безоглядно рад

Со сцены показать свои находки.

 

Он даже юность искренне отдаст

Учению, не думая, что трата

Так жертвенна. И музыка воздаст

Признанием врождённого таланта.

 

Что пожелать ему через года?

Да, чтобы стало скрипкой Страдивари

Большое сердце, чтобы никогда

Не затоптали в грязь земные твари.

 

15 сентября 2008

30 апреля 2009

 

Разлука

 

Звонят и говорят. А что тут скажешь,

Когда и голос еле различим?

Свою беду другому не навяжешь.

Друзья мои, давайте помолчим.

 

Но пусть молчанье не пребудет долгим.

Когда душа покинет кров земли,

В кругу стаканы доверху наполним

И скажем слово, полное любви.

 

Не буду больше плакать. Нет уж толка

В дождливой хмари, сгущенной в груди.

Разлука наша всё же ненадолго,

Спасительная встреча впереди.

 

15 сентября 2008

 

Не плачь

 

Ты материнских слёз не прячь.

И всё-таки скрепи все силы.

Не плачь, любимая, не плачь,

Скрестивши руки, у могилы!

 

От наших свадебных колец –

Печальный отсвет над землёю.

И корни сдвоенных сердец

Судьба сдавила, как петлёю.

 

Не плачь, любимая, молю!

Не выплакать горючей боли.

Небесно я тебя люблю

И плачу вслед, лишённый воли.

 

16 сентября 2008

 

Затяжка

 

Примеривал твою рубашку.

И, как булавкой, зацепил

На сердце новую затяжку.

Потянешь – не порез, – распил.

 

Как неуёмную надежду

Жестокой правдой погасить?

Надену ли твою одежду?..

Тебе бы, сын, мою носить!

 

20 сентября 2008

 

На отпевание

 

Весь день звучали в доме скрипки.

И я, прозрев от ворожбы,

Читал открывшиеся свитки

Судьбы, не знающей вражды.

 

И сердце жгло воспоминанье,

Когда священник, сам не свой,

Сказал нам после отпеванья,

Что мальчик умерший – святой.

 

И, возвратившись от порога,

Добавил: «Мёртвых не боюсь.

Но никогда рукой не трогал.

А вот за Сашу подержусь».

 

22–23 сентября 2008

 

Слава

 

И похороны, и поминки…

В раздумьях не убить змею.

Стою у памятника Глинке

И покровительства молю,

Благословения на право

Быть верным музыке души.

И вдруг – как взрыв: «Радио “Слава”!..»

О чём там рупор дребезжит?

Какие звуки льются лавой?

А раньше классика лилась;

И Глинка был увенчан славой,

И с музами считалась власть.

 

24 сентября 2008

 

Безысходность

 

Пустынны дни и сны. Бесплодны годы.

Усталость от страстей… затей… идей.

Всё более зависишь от погоды.

Всё менее зависишь от людей.

И отстранённо смотришь на веселье.

И безысходно мертвенно угрюм.

Жизнь выпита.

Лишь в тягостном похмелье

Наркоза ищет отрезвлённый ум.

 

7 января 2009

 

Почки

 

Призывно, весомо, сурово

И даже обидно подчас

Звучало отцовское слово,

Учившее мудрости нас.

 

В слепом послушанье внимали

Наказам отцов, сорванцы,

Ведь сердцем-то не понимали,

О чём наставляют отцы.

 

Пожив, пообтёршись на свете,

Мы знаем: огонь там, где дым.

С тревогой за будущность детям

Родительский опыт твердим.

 

Они нам притворно внимают,

Но бредят своим наяву,

Как почки, послушные маю,

Распахнутые в синеву.

 

3 марта 2009

 

Щенок

 

И вновь свершится приговор.

Щенок проснётся, а не город.

И заскулит. Встаёшь, как робот,

Ведёшь его гулять во двор.

 

А после… разве это сон!

Не дрёма даже, просто мука.

Но ради купленного друга

Смиренно терпишь в думах звон.

 

И брезжит свет из-за гардин,

Боясь коснуться глаз горящих.

И спит щенок в лучах звенящих.

В той комнате, где жил твой сын.

 

18 марта 2009

---

*«Ворота во мгле» (Смоленск, «Маджента», 2009).